June 11th, 2015

рабочий и колхозница

Почему в Москве есть улица Бирюсинка?

Это история из тех дальних далеких дней, когда деревья были большими, девушки - красивыми,  а все песни, конечно, о главном.

Вообще-то говоря, все советские песни о главном были или о любви, или о Родине. То есть, либо лирические, либо строевые. Впрочем, в любую лирику могли вставить "Прощай, труба зовет". Поскольку  любовь любовью, а решения очередного съезда партии внедрять в мозги было необходимо. Вот и внедряли потихоньку. То на мотив  совершенно опереточной песни из комедийного фильма со словами "Так будь здорова, товарищ корова!" вдруг запевали "Шагай вперед, комсомольское племя!". То девушка Катюша передавала привет своему парню где-то "на дальнем пограничье". То в варшавскую шансонетку вставляли "строчит пулеметчик за синий платочек". И ничего - пипл хавал, то есть народ пел. Потому что мелодия была душевная, певица до умопомрачения красивая, а певец - шикарный. Популярная песня - хитрый жанр, комплексный.

Очередной информационный повод для любви к Родине появился у поэтов-песенников в конце 1950-х годов. Началось строительство Братской ГЭС. В то время это была самая большая гидроэлектростанция в мире. Зачем ее начали строить в такой дикой глуши, в 500 километрах к северу от Иркутска - тема для отдельного рассказа. По прежним планам Братскую ГЭС и соседний с ней город  должны были строить заключенные Озерлага,  находившегося в этих краях. Но как раз в это время начался период, который в советских анекдотах назывался периодом позднего реабилитанса. Лагеря закрыли, а  Озерлаг преобразовали в трест "Братскгэсстрой". Для работы на стройке, которую объявили и всесоюзной, и ударной, организовали комсомольский призыв.

Организовали также призыв поэтов и композиторов для того, чтобы на всю страну воспевать вдохновенный труд комсомольцев-добровольцев. Поэт Е.Евтушенко съездил в Братск и написал поэму "Братская ГЭС".  На Ангару поехала, едва закончив консерваторию, юная Александра Пахмутова, и вскоре цикл ее сибирских песен исполнялся едва ли не ежедневно и по радио, и по телевидению. Главное, ребята, - сердцем не стареть!

К воспеванию красавицы Ангары и девушек-красавиц Ангарского края присоединилась и творческая бригада в составе композитора Эдуарда Колмановского и поэта Льва Ошанина. В 1963 году по радио впервые прозвучала их песня "Бирюсинка". Сюжет был, как и положено, прост. Молодой человек из большого города приезжает по какой-то надобности на речку Бирюсу, встречает здесь местную девушку ("бирюсинку") и влюбляется в нее. В третьем куплете ставится проблема: "То ль ее везти мне в город, то ль в тайге остаться мне?" То есть, песня как бы не заканчивалась и требовала продолжения. Продолжение последовало незамедлительно. Майя Кристалинская спела вторую песню на ту же тему - ответ той самой таежной красавицы. Лев Ошанин уже имел опыт написания песен-сериалов.  Годом раньше в паре с композитором А.Островским он начал цикл "А у нас во дворе". Тема "таежной-тревожной"  любви могла получить продолжение. Да что-то не срослось, и дальнейшего  продолжения не последовало.

Думается, что авторы песни ни на какую Бирюсу из Москвы не выезжали. Герой песни заворожен "синим взором" таежной девушки, которого, если вдуматься, быть не может. "Бирюсинка", скорее всего,  из местных бурятов, а  голубоглазые монголоиды науке не известны. Если же героиня из немногочисленных русских, селившихся по Бирюсе и по Ангаре, то она из староверов. А это для городского любовника - совсем дохлый номер. Не придет такая на свидание с "чужаком", хоть он весь соловьиным пением изойдет!

Впрочем, повторим за Пушкиным: "Поэзия должна быть глуповата". А попсовой песне, тем более, вредно черезмерное знакомство с материалом. Для 99 процентов слушателей песня была хороша. Хороша тем, что про любовь, хороша тем, что пели ее славные певцы. Хороша была она и тем, что звучала почти ежедневно и по радио и по телевидению. А еще она открыла для масс название далекой таежной реки, которое так прекрасно можно было распевать во весь голос. То, что раньше про эту Бирюсу никто не слыхивал,  в данном случае было достоинством. Звучное название другой таежной реки, Колымы, было слишком известно в самом плохом смысле, чтобы стать символом таежной романтики.

А мало кому известный левый приток Ангары таким символом стал. "Бирюсой" или "Бирюсинкой" стали называть молодежные кафе. Самое известное кафе с таким названием было в Москве на проспекте Калинина рядом с рестораном "Арбат". Там же, неподалеку, кстати, находилось и кафе "Ангара". А красноярский завод начал выпускать холодильник "Бирюса". В общем, бренд прижился. Мало того, даже получил московскую прописку.

В 1960-е годы территория Москвы увеличилась в несколько раз за счет окрестных подмосковных городков и деревень. Соответственно увеличилось и число новых улиц. Нумеровать их, словно в богопротивном Нью-Йорке, не стали. Новорожденным столичным магистралям было решено присваивать названия географических объектов Советского Союза. Поскольку на просторах Родины чудесной было много лесов, полей и рек, а также городов, столиц и станиц, имен на все московские улицы в новых районах хватало с избытком.

Тогда же был принят определенный и вполне очевидный порядок такого наименования. Улицы в западных районах-новостройках стали называть по топонимам, расположенным к западу от Москвы: Верейская, Ярцевская, Витебская. В новых районах, расположенных к югу от центра,  появились Севастопольский проспект, Чонгарский бульвар и Мелитопольская улица. От названий улиц в северных районах Свиблово, Медведково и Дегунино тянуло холодом: Полярная, Норильская, Магаданская… Ну, а в районах новой застройки, размещенных к востоку от центра, была сплошная таежная романтика. Улицы Байкальская и Братская, Амурская улица и Амурский проезд.

Среди всего этого великолепия появилась и улица с нестандартным названием, улица Бирюсинка. Аналогичную нестандартность можно отыскать и на западе Москвы в наименовании улицы Кубинка. Почему эту улицу назвали так, а не Кубинская, совершенно очевидно. Имелся в виду подмосковный поселок Кубинка (с ударением на первом слоге). Название же улицы Кубинская, хочешь – не хочешь, разворачивало бы мысли в другую совсем сторону. В сторону Карибского моря, легко раздетых мулаток и рома «Гавана Либре»

А вот улица Бирюсинка в Москве стала неожиданным памятным знаком того милого времени, когда, казалось, романтика управляла миром, когда звезды оказались близкими, а хорошая и справедливая жизнь, думалось, была совсем рядом.



Статья опубликована на сайте Школа жизни
Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Ответную песню поет Майя Кристалинская и тоже на "Голубом огоньке"

promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Сколько падежей в русском языке? Шесть? Десять?

Как известно, русский язык считается языком сложным. Все «прелести» европейских языков в нем имеют место быть. Тут и своя письменность, тут и несоответствие того как написано и как произносится. На украинском языке, к примеру, писать диктанты в школе было просто удовольствием. Как слышишь, так пишешь! Тут и отсутствие артиклей. Если кто-то думает, что с артиклями язык становится более запутанным, он не прав. Просто мы привыкли. А иностранцу без артиклей приходится довольно долго разбираться, о каком предмете идет речь в данном предложении.

Система склонений и спряжений русского языка тоже не радует учащихся. Куда там английской или немецкой системе времен глаголов! Три рода, три склонения, три времени, три спряжения – уже одного этого достаточно, чтобы сойти с ума. А ведь есть еще виды глаголов: совершенный и несовершенный. Кто-нибудь даже из тех, для кого русский язык родной, чувствует эту межвидовую разницу? Если смотреть с этой непокоримой грамматической вершины на турецкий язык, просто зависть берет. В турецком языке нет ни родов, ни склонений.

Тех же падежей в русском языке больше, чем во всех соседних языках, исключая разве что финский, эстонский и венгерский. Целых шесть!

А сколько в русском языке исключений! Учишь любое правило и подозреваешь, что из этого правила всегда найдется несколько исключений. И ведь, в самом деле, предчувствия не обманывают! На этом фоне такие языки, как арабский и иврит, радуют своей стройностью, простотой и почти абсолютным отсутствием исключений.

Впрочем, иногда оказывается, что некоторые исключения из правил являются следствием того, что правила эти плохо или неполно сформулированы. Вот, к примеру, ученые-языковеды говорят, что в русском языке на самом деле не шесть падежей, а гораздо больше. Многие из этих падежей из грамматики исключили, чтобы облегчить ее, грамматики, изучение. В результате многие как бы несуществующие падежи проходят по разряду исключений.

Реальное количество русских падежей колеблется в зависимости от того, что считается падежами. Но если брать по максимуму, лингвисты насчитывают в русском языке 14 падежей. Что же это за падежи?

Первые 6 падежей мы все изучали в школе на уроках русского языка.

1) Именительный. Отвечает на вопросы «кто? что?»

2) Родительный. Отвечает на вопросы «кого? чего?» (Нет кого? чего?)

3) Дательный. Отвечает на вопросы «кому? чему?» (Дать кому? чему?) Определяет конечный объект действия.

4) Винительный. Отвечает на вопросы «кого? что?» (Видеть кого? что?) Обозначает непосредственный объект действия.

5) Творительный. Отвечает на вопросы «кем? чем?» (Творю кем? чем?) Определяет инструмент, и потому иногда его называют инструментальным. Кроме того этот же падеж определяет некоторые виды временной принадлежности (днем, ночью);

6) Предложный. Отвечает на вопросы «о ком? о чем?. (Думать о ком, о чём?)

Ниже перечислены те падежи, которые в школе не учат, но которые, между тем, в языке присутствуют.

7) Звательный. Употребляется при обращении к другому человеку. Этот падеж имеется в украинском языке. Помните, с чего начинается повесть Н.Гоголя «Тарас Бульба»? «А поворотись-ка, сынкУ!» Был этот падеж и в церковно-славянском языке. От него в русском осталось только несколько форм с явным церковным «привкусом»: «Боже!» «Отче!»

Но не только этими формами ограничено употребление звательного падежа в русском языке. Мы довольно часто изменяем слова при обращении к другому человеку, обрезая их окончания: Мам! Пап! Дядь Вань! Тоже вид склонения.

8) Местный падеж. Отвечает на вопросы «где? на чем? при с чем?» Обычно слова в местном падеже употребляются с предлогами «при», «на» и «в». На шкафу (а не «на шкафе»), на Украине. Кстати, и «в Украине» – тоже разрешенная форма местного падежа.

9) Разделительный падеж. Употребляется, когда из чего-то целого берется часть. Отвечает на вопрос «чего?» (взять часть чего?) Этот падеж не применяется к одушевленным предметам. В случае же его применения к неодушевленным предметам, форма слова отлична от формы родительного падежа, с которым разделительный падеж связан. Выпить чаю (не «чая»!), съесть клюквы (не «клюкву»!), задать жару, прибавить ходу.

10) Счетный падеж встречается в словосочетаниях с числительными: Два часА (не «двое часов»!), сделать четыре шагА (не «шАга»).

11) Отложительный падеж определяет начальную точку движения: из домУ (не «из дома»!), из лесУ (не «из леса»!). При этом существительное становится безударным, а ударение падает на предлог. Помните стихотворение, учили в детстве? «Я Из лесу вышел; был сильный мороз».

12) Лишительный падеж используется только в отрицательных оборотах: не хочу знать правды (не правду!).

13) Ждательный падеж является как бы промежуточным между родительным и винительный падежом. Отвечает на вопрос «ждать кого? чего?». Ждать письма (а не «письмо»), ждать наказания (а не «наказание»!), ждать у моря погоды (а не «погоду»!).

14) Включительный падеж. Этот падеж является производным от винительного. Он отвечает на вопрос «в кого? во что?». Обычно употребляется там, где подразумевается присоединение к какой-либо группе: я бы в летчики пошел, взять в жены, годиться в сыновья.

Как видим, появление новых падежей узаконило формы слов, которые без этого числились бы по разряду исключений. Зато таблица падежей, которую бы нам пришлось учить в школе на уроках русского языка, увеличилась больше, чем вдвое. Что лучше? Это вопрос скорее всего философский.

С другой стороны, русский язык совсем не застыл в каких-то определенных, раз и навсегда отлитых, формах. Ему есть куда развиваться. А как, каким путем, пойдет это развитие? Для того, чтобы определить это, и работают филологи.

Или Вы считаете, что они не работают?

Опубликовано на сайте Топавтор
topauthor
Полезные ссылки:

  1. Сколько падежей в русском языке на самом деле?