May 9th, 2018

размышление

Кто в Ленинград прорывался болотами?

Пули, которые посланы мной,
не возвращаются из полета,
Очереди пулемета
режут под корень траву.
Я сплю, положив голову
на синявинские болота,
А ноги мои упираются
в Ладогу и в Неву.
А. Межиров

Оборона Ленинграда – одна из главных битв Второй мировой войны. Одна из величайших – и по накалу героизма, и по количеству загубленных жизней. В 1945 году за свой военный подвиг Ленинград был удостоен звания города-героя. Ленинград стал одним из первых городов-героев. Значит, подвиг города был очевиден.

На войне подвиг и жертвенность одних – почти всегда  оборотная сторона разгильдяйства и некомпетентности других. История обороны Ленинграда многократно подтвердила эту истину. Отлично  защищенный, город был блокирован 8 сентября 1941 года, через 2.5 месяца после нападения Германии на Советский Союз. За это время эвакуация большого количества мирного населения, не производилась. Более того, «в массы» был двинут лозунг «Ленинградцы не покинут родной город». В результате огромное число людей, никак с обороной города не связанных, фактически попали в положение заложников и стали главными жертвами блокады. 332 тысячи погибших военных и более 632 тысяч гражданских, умерших от голода – это очень красноречивые цифры. Наконец, огромные запасы продовольствия города были сосредоточены в одном месте, на Бадаевских складах. 8 сентября 1941 года немецкие самолёты разбомбили эти склады. Именно с этого дня массовый голод был, что называется, запрограммирован.

В этот же день немецкие войска вышли к берегу Ладожского озера и взяли Шлиссельбург, который контролировал исток Невы. Таким образом, все водные и железнодорожные пути, ведущие в Ленинград, были перерезаны. Блокада!

В результате прорыва немцев  был разрезан надвое Ленинградский фронт, оборонявший город. Связь между войсками оказалась потерянной, общее командование стало невозможным.  Поэтому в начале декабря 1941 года из соединений, воевавших на востоке Ленинградской области, организовали новый фронт, Волховский. Главная задача фронта была прорвать блокаду Ленинграда и соединиться с Ленинградским фронтом. Первая наступательная операция фронта была проведена в конце 1941 года. В результате этого наступления Красная Армия освободила город Тихвин. В это время не так уж много городов освобождалось, так что Тихвинская наступательная операция (10 ноября — 30 декабря 1941 года) стала заметным успехом не только для Волховского фронта.

Хотя расстояние между двумя фронтами было невелико – не более 16 километров – это почти сплошь были болота. А что такое война на болоте? Драка за каждую кочку. И даже если кочка захвачена – попробуй на ней удержись. Противник так причешет тебя минометами, что будь здоров. В общем, лучше А. Твардовского, который сам бывал в таких переделках, не скажешь:

Бой в лесу, в кустах, в болоте,

Где война стелила путь,

Где вода была пехоте

По колено, грязь — по грудь;

Где брели бойцы понуро,

И, скользнув с бревна в ночи,

Артиллерия тонула,

Увязали тягачи.

Во время Любанской операции (7 января — 30 апреля 1942 года) здесь,  на относительно небольшом пространстве, была угроблена целая армия, злосчастная 2-я ударная.  Злосчастной она оказалась из-за того, что ее командующий, А. Власов (1901 – 1946), пытаясь вывести свою армию из окружения, попал в плен, и согласился сотрудничать с немцами. Недобросовестные историки стали называть бойцов и командиров 2-й армии «власовцами». Так что о том, где они воевали, немногие выжившие старались не распространяться. Выживших, действительно, осталось немного.

Не менее страшной мясорубкой оказалась Синявинская операция (19 августа — 10 октября 1942 года). Синявинскими высотами называлась возвышенность посреди Синявинских же болот. Высота у этой возвышенности была небольшая, всего 50 метров. Но даже эта невысокая высота позволяла контролировать обширную низменную территорию от берега Ладожского озера и до станции Мга. По Синявинским же высотам проходило кратчайшее расстояние между двумя фронтами. Было ясно, что если уж прорываться к Ленинграду, то именно через эти болота. Тем более, что единственная дорога с твердым покрытием в сторону Ленинграда проходила именно через село Синявино. Навстречу бойцам Волховского фронта к высотам через те же Синявинские болота пытались прорваться соединения Ленинградского фронта.

В результате страшных боев, сотрясавших здешние леса и болота во второй половине 1942 года, от этого села не осталось ничего. И даже сейчас, 70 лет спустя, местные жители не рискуют углубляться в здешние березняки и осинники. Вероятность подорваться на старой мине совсем не нулевая.

Но Синявинская операция все же закончилась неудачей. Блокада Ленинграда в 1942 году прорвана не была.

Это долгожданное событие произошло только в ходе операции «Искра» (с 12 по 30 января 1943 года). 18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились как раз в районе Синявино.  А в ходе февраля 1943 года немецкие войска были отброшены от станции Мга.

Это означало снятие блокады Ленинграда. Битва за город была выиграна Советской Армией.

. .


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Волховский фронт в Википедии

  2. Синявинские высоты 2015 год

  3. Волховский фронт ч. 1 и ч. 2 и альбом Волховский фронт

promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Выкинешь ли слово из песни?

Медаль за оборону Ленинграда.jpg

Страстотерпцы выпили за страсть,
выпили и закусили всласть.
Б.Слуцкий


А вот послушайте, какая история произошла в годы войны на Волховском фронте.

Опасаюсь, что о существовании этого фронта скажет не всякий, кто собирается праздновать День Победы семьдесят с лишним лет спустя после 9 мая 1945 года. Между тем, фронт был, и был этот фронт тяжелый, потому что бои приходилось вести среди ленинградских и новгородских болот. А это значило – цепляться за каждую более или менее сухую кочку, драться за населенные пункты, которые уже давно были разнесены вдребезги и от которых оставались только названия на топографических картах.

Впрочем, зачем об этом говорить, если можно пропеть?

В самом деле, и в годы войны, и в первое десятилетие после нее была популярна песня, которую автор назвал «Волховская застольная». Особенно популярна была она среди жителей Ленинграда, которые еще помнили ужасы блокады. Для них названия «Синявино», «Мга», «Тихвин» были не точками  на карте, а шагами надежды. Надежды на выживание, надежды на победу. Потому и пели «Волховскую застольную» (она же «Ленинградская застольная») с подъемом, и именно с друзьями, и именно за столом

Редко, друзья, нам встречаться приходится,

Но уж когда довелось,

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,

Как на Руси повелось!

Слова этой песни написал в 1943 году военный корреспондент Волховского фронта Павел Николаевич Шубин (1914 – 1951). Музыка же была на слуху. С мая 1942 года по радио довольно часто исполнялась песня «Гвардейская застольная» («Наш тост»). Композитор Исаак Любан (1906 – 1975) сочинил музыку,  которая соответствовала названию, была раздольная и душеподъемная. А вот слова – слова оказались достаточно затертыми и, так сказать, общеупотребительными, хотя одним из авторов этих слов был нехилый поэт Арсений Тарковский.

Ну-ка, товарищи,

Грянем застольную!

Выше стаканы с вином!

Выпьем за Родину

Нашу привольную,

Выпьем и снова нальем.

Ну, и конечно, в конце была здравица

Тост наш за Сталина!

Тост наш за партию!

Тост наш за знамя побед!

А как же без этого!

В общем, песню с такими словами можно было исполнять в любом колонном зале, но только не за столом.

А вот слова Павла Шубина брали за душу и на душу ложились. Не мудрено. Военный корреспондент не понаслышке знал, о чем писал. Он был во всех «горячих точках» Волховского фронта, участвовал во всех сражениях. Потому-то написал конкретно и от души:

Выпьем за тех, кто неделями долгими

Мёрзнул в сырых блиндажах,

Бился на Ладоге, бился на Волхове.

Не отступал ни на шаг.

Выпьем за тех, кто командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград прорывался болотами,

Горло ломая врагу!

Кстати, последние четыре энергичные строчки запоминались любым, кто слышал эту песню, с первого раза. Что называется, слету. Те, кто на личном опыте узнал и вечную текучую грязь окопов, и злость приладожских морозов, не могли не отозваться на слова песни:

Будут навеки в преданьях прославлены

Под пулемётной пургой

Наши штыки на высотах Синявина,

Наши полки подо Мгой!

Фронт назывался Волховским, но он сделал бóльшую часть жестокой и тяжелой работы по прорыву блокады Ленинграда.

Пусть вместе с нами семья ленинградская

Рядом сидит у стола.

Вспомним, как русская сила солдатская

Немца за Тихвин гнала!

Песня писалась для близких друзей-фронтовиков. Потому-то и заканчивалась она не здравицей Великому Вождю, как это было положено в официальных случаях, а гораздо проще и душевнее:

Встанем и чокнемся кружками стоя мы,

Братство друзей боевых,

Выпьем за мужество павших героями,

Выпьем за встречу живых!

Славная песня, что и говорить! Из настоящих военных песен, из тех песен, что не забываются.

Она и не забывается. Правда, иногда происходят с этой славной песней странные изменения. Вероятно, сказывается то, что музыка одна на две песни.

Не беда, если  вдруг начинают «Волховскую застольную» с зачина «Гвардейской застольной»:

Если на празднике

С нами встречается

Несколько старых друзей,

Все, что нам дорого,

Припоминается,

Песня звучит веселей.

Гораздо хуже, что заканчивают эту песню дурацким призывом «Выпьем за Родину, Выпьем за Сталина!». Дурацким потому, что не чувствуют те, кто поют эти слова, что упоминание Верховного Главнокомандующего по ходу песни, в общем-то солдатской, звучит диковато. Вы часто пьете за босса с друзьями, если вы не на корпоративе? Потому что те, кто поют эти слова, не знают или, зная когда-то, забыли,  благодаря чьим радениям Ленинград попал в катастрофическую военную ситуацию.  На чьей совести сотни тысяч жертв, которыми город расплатился за звание «Город-герой». Давайте уж тогда выпьем еще и за Жданова с Ворошиловым. Выпьем и снова нальем, если уж так не терпится выпить.

Из песни слова не выкинешь. Но и лишнего слова в нее добавлять не следует.





Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Еще раз о "Волховской застольной"

  2. В. Копылов, В. Матусов "Волховская застольная"

  3. Первоначальный вариант

  4. И в исполнении Е. Шифрина

  5. Другой вариант (выпьем за Родину, выпьем за Сталина) - соединение двух песен