May 30th, 2020

размышление

Отцовское напутствие

Не слишком известный советский поэт Владимир Александрович Лифшиц (1913 — 1978) сегодня практически забыт. Его сын, тоже поэт, Лев Лосев (1937 —  2009) – поэт гораздо более крупного калибра, а кроме того он был известным литературоведом. Он эмигрировал в США в 1976 году. Отец ещё был жив и не только не протестовал против «измены родине», как тогда в СССР расценивалась эмиграция, но и был доволен решением сына.

В конце 1940-х годов Владимир Лифшиц поменял свою ленинградскую жилплощадь на московскую, чем, вероятно, спасся от арестов, которые уже готовились гэбешниками в рамках борьбы с «безродными космополитами». Этот псевдоним советская власть использовала для того, чтобы не употреблять одиозное слово «еврей».

В Москве Владимир Лифшиц преуспел, но не замечать нарастающего антисемитизма в писательско-литературной среде он, конечно, не мог. Да и не хотел закрывать на это глаза. Незадолго до отъезда сына он написал стихотворение, которое, конечно, не расчитывал опубликовать.








Когда всё чаще слышу: он еврей,
Евреев мало немцы посжигали,
Разделаться бы с ними поскорей,
Они плуты́, они не воевали, —

Я сам себе с усмешкой говорю:
За ваши откровенные реченья,
О граждане, я вас благодарю,
Вы все мои решаете сомненья.

Мне больше знать не надо ничего,
Приходите вы сами на подмогу,
И я спокойно сына своего
Благословляю в дальнюю дорогу.

Все взвешено. Все принято в расчет.
Я слишком стар. Меня вам не обидеть.
Но пусть мой сын возможность обретет
Вас никогда не слышать и не видеть.


Опубликовано это стихотворение было в годы перестройки. Положу его здесь. На память, так сказать.


Полезная ссылка:
1. Воспоминания Льва Лосева на Флибусте.
promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Д. Самойлов. Если вычеркнуть войну...

Если вычеркнуть войну,
Что останется – не густо:
Небогатое искусство
Бередить свою вину.

Что ещё? Самообман,
Позже ставший формой страха.
Мудрость – что своя рубаха
Ближе к телу. И туман...

Нет, не вычеркнуть войну.
Ведь она для поколенья –
Что-то вроде искупленья
За себя и за страну.

Простота её начал,
Быт жестокий и спартанский,
Словно доблестью гражданской,
Нас невольно отмечал.

Если спросят нас гонцы,
Как вы жили, чем вы жили?
Мы помалкиваем или
Кажем шрамы и рубцы.

Словно может нас спасти
От упрёков и досады
Правота одной десятой,
Низость прочих девяти.

Ведь из наших сорока
Было лишь четыре года,
Где прекрасная свобода
Нам, как смерть, была близка.

Д. Самойлов