Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

размышление

Оглавление

promo eponim2008 september 21, 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Как строился и заселялся Петербург? Часть 2. Императорский вклад

Часть I                   Часть II                    Часть III                   Часть IV


II
Всякий большой город переживает в своей строительной жизни два периода: в первом он преимущественно распространяется вширь, как бы разливаясь широко и жидко по площади отведенного ему судьбою земельного надела. Во втором периоде он начинает уже расти вверх и уплотняться: дома сжимаются, пустыри между ними исчезают, этаж за этажом поднимаются над коридорами улиц. При дальнейшем его росте, когда он захватывает собою окраины, повторяется то же самое.
Наша столица пережила оба эти периода в течение своей двухвековой строительной жизни. Начавшись в высшей степени энергично при Петре Великом, строительный рост С.-Петербурга в течение целого века двигался в ширину. Затем начался (приблизительно при Александре I) рост в вышину. При этом разростание Петербурга происходило неравномерно. После строительной горячки петровского времени вдруг наступил резкий упадок: строительство прекратилось, строители разбежались из Петербурга, и по улицам стояли фасады недостроенных брошенных домов. Потом Петербург стал опять помаленьку увеличиваться, а при Елисавете Петровне наступила новая вспышка строительной деятельности. И такие волны подъема и затишья петербургского роста можно наблюдать на протяжении всего его двухвекового существования. В настоящее время наша столица уже в течение нескольких лет переживает новый период резкого подъема своей строительной жизни, что объясняется чрезвычайным ростом его населения за последние годы.
Особенность первого периода разрастания Петербурга составляет еще то обстоятельство, что Петербург тогда разрастался главным образом по инициативе правительства: частных строительных предприятий в то время было несравненно менее, чем казенных. И только в царствование Екатерины II началось преобладание частного домостроительства, и этот поворот в жизни города почти совпал со вторым периодом его разрастания, т. е. с уплотнением и с ростом вверх.
Наши читатели уже знакомы с видом и размерами Петербурга при Петре Великом. Царь, основавшись на Петербургской стороне, не оставлял своим вниманием и других частей столицы и особенно заботился об Адмиралтейской части, предвидя, что в будущем здесь сосредоточится вся жизнь города.
Начала застраиваться при нем и Выборгская сторона. А что касается Васильевского острова, то царь, подарив добрые 2/3 его Меньшикову, имел одно время намерение превратить весь остров в Венецию, изрезав его правильными каналами. Поводом к этому послужило одно из наводнений, так сильно свирепствовавших тогда в Петербурге. Петр намеревался вынутою из каналов землею поднять поверхность острова и укрепить его берега. Уже сделаны были просеки, означавшие направление главных каналов (ныне Большой, Средний и Малый проспекты), но потом оказалось, что пространства, назначенные Петром под каналы, были застроены и стеснены домами частных лиц. Приходилось ломать дома и строить вместо них новые. Кроме того, для осушки острова от болот оказались уже проложенными другие каналы, совсем не соответствовавшие плану. Петр не решился начинать крупные хлопоты с засыпкой этих каналов и со сломкой домов, и его предприятие не осуществилось.
По другим версиям, этот план составлял однако одно целое с известным планом Петербурга, придуманным архитектором Леблоном. Леблон, парижанин по происхождению, был одним из деятельных помощников Петра, и его имя должно быть поставлено рядом с именами других известнейших петербургских зодчих, трудами которых Петербург вырос и украсился: гр. Растрелли, Гваренчи, Фельтена, Воронихина, Монферрана и пр. Леблон завел в Петербурге мастерские литейного, лепного, шпалерного, слесарного и художественно-слесарного дела и, вообще, был правою рукою Петра в деле построения столицы.
По вышеупомянутому плану, Леблон предполагал устроить из Петербурга нечто в роде Амстердама и Венеции, вместе взятых. Центральные части города с Васильевским островом должны были быть разрезаны на четырехугольники продольными и поперечными каналами. Средину четырехугольников должны были занимать площади, обставленные красивыми зданиями с садами и фонтанами в центре. Весь город долженствовал иметь форму правильного овала, причем по линии всего овала шли бастионы и внешние укрепления. Этот план был, к слову сказать, забытым чрезвычайно скоро, хотя и начат был исполнением, и в настоящее время едва ли кто-либо из обитателей Сергиевской и Фурштадтской улиц знает, что по этим улицам проходили вырытые Леблоном каналы (они были окончательно засыпаны еще до Елисаветы Петровны). По подсчету современников, при Петре было выстроено в Петербурге 109 каменных и 354 деревянных домов.
Недолгое царствование императрицы Екатерины I ознаменовалось почти полным прекращением строительной жизни Петербурга. Продолжалась застройка Адмиралтейской части, но весьма лениво, и строились преимущественно разные мазанки и домишки. Продолжалось также и замощение улиц. К Зимнему дворцу были сделаны пристройки, выдвинувшие дворец к Неве. Этот Зимний дворец нисколько не походил своим видом на нынешний Зимний дворец, построенный, как увидим ниже, лишь при Петре III. В царствование Екатерины I впервые появились на Невском проспекте ("Большая першпектива") скамьи при фонарях "для отдыха желающих присесть".
При Анне Иоанновне деятельно осушались Минихом болота по Лиговке, и началась некоторая созидательная деятельность в тех местах. Сама императрица перешла на жительство из Зимнего дворца в дом гр. Апраксина, находившийся близ адмиралтейства и подаренный Апраксиным Петру II, а Зимний дворец был отдан придворным музыкантам. Дом Апраксина был тесен для государыни, и поэтому состоялось распоряжение о пристройке к нему "четырех покоев для мыльни, трех покоев для конфектных уборов" и пр.
«Морской рынок» был тогда переведен от Полицейского моста на место нынешнего гостиного двора. Были проложены "2-я перспективная" (Гороховая улица), Мучной переулок, и образовалась Сенная площадь. Деревянная башня адмиралтейства была заменена каменною, и было употреблено на позолоту шпица 5,081 червонец, весом в 43 1/2 пуда.
В 1739 году состоялось утверждение доклада особой "комиссии по устроению С.-Петербурга", о наименовании петербургских улиц, и вот, тогда-то за Невским проспектом впервые было утверждено придуманное комиссией название "Невская перспектива".
При императрице Елисавете Петровне опять началось усиленное застроение Петербурга. В 1745 году были розданы желающим места на Невском проспекте с приказанием немедленной застройки их и в результате этого "Невская перспектива" украсилась новыми "преизрядными" домами. В крепости возник Монетный двор, и был исправлен шпиц Петропавловского собора, пострадавший от удара молнии. Часы с курантами, купленные Петром в Голландии за 45.000 р., ткже пострадавшие от молнии, были заменены новыми такими же часами.
Елисавета Петровна, вообще, любила строиться, и в течение своего царствования создала два дворца - Аничкин и так называвшийся деревянный "Зимний дом", а кроме того, положила начало постройке нынешнего каменного Зимнего дворца. История их возникновения такова:
Аничкин дворец был начат постройкой еще до воцарения Елисаветы Петровны. Будучи еще цесаревною, она пожелала устроить для себя нечто в роде дворца-дачи, чтобы совместить прелесть дачной жизни с удобствами чисто-городскими. Так как у Аничкова моста в те времена город уже кончался, и за Фонтанкою шли дачные сады и поселки, и так как здесь продавалось обширное земельное место купца Лукьянова, то внимание цесаревны обратилось, именно, сюда. Земля у Лукьянова была куплена в казну, и вскоре была начата постройка дворца, производившаяся архитектором Земцовым.
По своем воцарении, императрица, однако, не удовлетворилась Аничкиным дворцом и озаботилась постройкой вышеупомянутого временного Зимнего дома и каменного Зимнего дворца и подарила Аничкин дворец гр. А. Г. Разумовскому. Этот последний владел дворцом до 1767 года, а затем продал его в казну.
При императрице Елисавете Петровне развил в полном блеске свою замечательную деятельность знаменитый Растрелли. Его трудами создались здания Смольного собора, каменного гостиного двора, Зимнего дворца и множество других частных и общественных зданий, до сих пор останавливающих внимание стройностью и красотою своих форм и линий. Лучшим и грандиознейшим созданием Растрелли является безусловно Зимний дворец.
Постройка этого великолепного здания тянулась много лет, и императрице Елисавете Петровне уже не суждено было увидеть дворец в его готовом виде. Работы были закончены, да и то вчерне, лишь в 1762 году, при Петре III. Создание дворца потребовало огромного числа рабочих и больших денег. Постройка оттого и тянулась так долго, что часто происходила задержка в отпуске Растрелли нужных сумм. Все сплавы по Ладожскому каналу и Неве были отданы в распоряжение "канцелярии строений", которая заведывала возведением дворца. Состоялись специальные сенатские указы о присылке в Петербург каменщиков, плотников, столяров, кузнецов и пр. и о доставлении из гарнизонных школ ста человек солдатских детей (в возрасте от 12 до 15 лет) для отдачи их в науку мастерам позолотного, резного и лепного дела. Огромное пространство, занимаемое ныне Дворцовою площадью и Александровским садом, было покрыто шалашами рабочих, которых трудилось здесь более 4 тысяч человек.
Когда постройка была окончена, и император Петр III перешел в Зимний дворец на новоселье, вся площадь пред дворцом была завалена необъятным количеством мусора и всякого хлама. Для ее очистки было придумано оригинальное средство: жителям города разрешили "растащить" весь хлам "бесплатно". И толпы народа немедленно устремились на площадь. Поднялась невообразимая суматоха. Тащили доски, выворачивали бревна, копались в кучах щепок и мусора. Щепками и щебнем нагружали целые воза. Таким образом громадная площадь была очищена в несколько часов так гладко и аккуратно, словно ее вымели! А главное дело, обе стороны - и казна и жители получили свое удовольствие: казне уборка площади обошлась даром!
Екатерина II пристроила к Зимнему дворцу Эрмитаж и арку над Зимней канавкой, и в таком виде дворец просуществовал до страшного пожара, которому он подвергся в 1837 году при императоре Николае I. Этот пожар описан В. А. Жуковским и в свое время сильно занимал петербуржцев. В самом деле, это была крупная катастрофа! Дворец выгорел внутри почти дотла; остались одни поперечные стены, но, благодаря присутствию духа государя и молодецкой самоотверженной работе солдат и матросов, почти все колоссальное достояние дворца было спасено.
Редкое зрелище, по словам современников, представляла тогда Дворцовая площадь. Роскошная мебель, зеркала, картины, статуи лежали в беспорядке около Александровской колонны прямо на снегу (бедствие произошло зимою 17-го декабря). Часы с музыкой тут же наигрывали свои арии. И нужно отдать справедливость публике: несмотря на отсутствие специальной охраны, все оказалось в целости - никто не позарился на царское достояние!
После пожара дворец был восстановлен и отделан по-прежнему расстрелиевскому плану, и возобновление его совершилось в очень короткое время, заняв всего 2 года.
Но возвратимся к строительным предприятиям императрицы Елисаветы Петровны.
"Временный" Зимний дом, построенный также по проекту Растрелли, находился у Полицейского моста; он был весь сквозной и имел вид огромной стеклянной клетки, так что, как говорят, "нельзя было ни выйти из него, ни войти в него, не быв замеченным". Несмотря на то, что он был построен из дерева и назначался для временного проживания, его отделали и украсили с чрезвычайной роскошью. Внимание современников особенно привлекала центральная зала дворца, с огромными сплошными окнами, в которой давались роскошные придворные празднества; во дворце была также устроена и специально театральная зала, отделанная резьбою и богатой позолотой.
Елисавета Петровна, умирая, оставила Петербург уже блестящим, огромным городом, далеко разросшимся за те пределы, которые были начертаны для него Петром Великим. К концу ее царствования в Петербурге насчитывалось около 60.000 жителей.
Императрица Екатерина II сделала для увеличения и украшения столицы еще того более. При ней чрезвычайно увеличилось население столицы, потому что прекратились различные крутые меры по заселению Петербурга, и была применена система льгот и приманок для водворения в столице всякого полезного и трудового народа. Петербург перестал пугать русских людей, и в него хлынула целая толпа всяких переселенцев. И, вот, тогда-то впервые начали брать верх над правительственными строительными предприятиями,предприятия частные. Стало выгодно строить дома для отдачи под магазины и квартиры, и началось быстрое заселение и застройка Московской и Литейной частей; там, где при Елисавете Петровне были "дачные места", теперь закипела уже настоящая городская жизнь. Стройка пошла так энергично, что понадобилось принять меры для ее упорядочения, так как строители не соображались с общим видом столицы: окраины слишком расползались, а центр пустовал. Поэтому в 1762 году состоялся указ об учреждении "Комиссии для устройства города С.-Петербурга". Комиссия должна была заботиться о застройке центра и о том, чтобы здания возводились каменные и не менее, как в 2-3 этажа. Частые пожары, опустошавшие Петербург еще в прошедшие царствования, привели к необходимости запретить для весьма многих мест столицы деревянные строения.
В царствование Екатерины II возникли следующие крупные сооружения: Академия Художеств, ассигнационный банк на Садовой ул., Большой театр (на месте нынешней консерватории), арсенал (нынче здание окружного суда), горное училище, Обуховская лечебница и 1-й в России дом для умалишенных при ней, Литовский замок, Таврический и Мраморный дворцы и небольшой, но очень изящный "Петровский дворец", на Петровском острове. Кроме того, начаты были стройкою Биржа (по плану Гваренчи) и Публичная библиотека. Биржа была потом разобрана, и выстроили ее снова уже в царствование императора Александра I.
При Екатерине II была поставлена и знаменитая решетка у Летнего сада, была облицована гранитом и приняла свой теперешний вид Петропавловская крепость, а также получили гранитную отделку своих берегов Фонтанка и "Глухой проток". Последний, после этой операции, получил в честь государыни свое теперешнее название Екатерининского канала.
Но одним из самых замечательных предприятий императрицы по украшению Петербурга было, несомненно, создание знаменитого памятника Петру I, торжественное открытие которого состоялось в 1782 году. С этого времени Петербург получил одну из своих типичнейших достопримечательностей, без которой его трудно и представить. Памятник Петру I прославился вскоре во всей Европе, и убеждаться насчет его достоинств приезжало гораздо более знатных иностранцев, чем насчет решетки Летнего сада. К концу царствования Екатерины II Петербург по внешности был уже вполне европейской столицей. Он раскинулся на большом пространстве, имел до 4.000 домов и 220.000 жителей. В нем насчитывалось 56 православных церквей, 3 театра, много ресторанов и кофеен.
В кратковременное царствование императора Павла I Петербург обеднел населением, так как многие петербуржцы не перенесли тягостей павловского режима и поразъехались. Строительство и увеличение города сильно пало. Однако он обогатился медико-хирургической академией и великолепным зданием Михайловского (инженерного) замка, возведенного на месте петровского Летнего дворца. Замок был построен необычайно спешно - в продолжении трех лет (с 1787 по 1800 год). Вначале он имел крайне оригинальный и совершенно необычный вид: его окружала каменная стена, а за нею были рвы, подъемные мосты, пушки. Это был настоящий феодальный замок, странно выглядевший среди смирных и скромных петербургских улиц. Впоследствии он совершенно утратил этот рыцарский вид.
27-го августа 1801 года на Невском проспекте был заложен Казанский собор в том его виде, в каком он существует теперь (прежде на месте его стояла небольшая каменная церковь во имя Казанской Божией Матери, построенная при Анне Иоанновне и не имевшая ни малейшего подобия с сооруженным впоследствии великолепным храмом). Строителем собора был архитектор Воронихин, бывший крепостной человек, добившийся благодаря таланту и трудолюбию, степени "свободного художника", в буквальном смысле обоих этих слов.
При Павле I была предпринята постройка казарм для квартирующих в Петербурге войск. Это неважное на первый взгляд событие имело однако крупное значение для тогдашней городской жизни. Петербург до той поры не имел особых помещений для солдат, и горожане принуждены были нести крайне тяжелую повинность военного постоя. Павел I решил учредить особый сбор с обывателей на казармы, причем каждый обыватель волен был платить или не платить этот сбор. В первом случае он навсегда освобождался от постойной повинности, и к дому его прибивалась железная доска с надписью: "Свободен от постоя". А те из обывателей, кто не желал участвовать в создании казарменного капитала, от постоя не освобождались.
Царствование Павла I ознаменовалось, между прочим, постройкой каланчи на Невском, а также еще и следующим забавным фактом, касающимся внешности Петербурга:
Обер-полицмейстер Архаров в отсутствие государя придумал сделать ему, к его возвращению сюрприз. Он велел выкрасить все ворота, подъезды и заборы в городе в черный, оранжевый и белый цвета, совершенно так же, как красились будки и шлагбаумы. Трудно сказать, что руководило им в этой выходке, но он искренно думал порадовать царя. Однако вышло не так, как он полагал. Вернувшись в столицу и увидев такую изумительную картину, Павел чрезвычайно разгневался и моментально устранил Архарова от его должности.
Новый блестящий подъем строительства в Петербурге наступил при Александре Благословенном. "Дней Александровых прекрасное начало" отозвалось и на строительной жизни Петербурга. Причиною быстрого роста столицы в это время послужило то же самое обстоятельство, что и при Екатерине II-й: в Петербург понаехало множество народа из провинции, привлеченного сюда чаянием новых благ и новых реформ. Немалый процент этих приезжих составляли возвращенные из ссылки лица, имевшие в свое время несчастие навлечь на себя гнев Павла I. Таких ссыльных было помиловано и возвращено в Петербург в начале царствования Александра I несколько тысяч.
Петербург давал всем им приют и быстро рос и в ширину и в вышину. Местность между Невою и Фонтанкой была вся застроена. Заполнились места между Фонтанкой и Обводным каналом. На Васильевском острове застроились линии и Галерная Гавань. На Петербургской стороне возникли улицы у Большого проспекта и по Б. Невке. Стала заселяться и Выборгская сторона. Из крупных построек за это время была предпринята и на этот раз доведена до конца постройка Биржи, труд создания которой принадлежит архитектору Томону. Тогда же были выстроены собор Спасо-Преображенский, Михайловский дворец (музей Императора Александра III), колоннада у Аничкина дворца и главный штаб с его аркой.
Но главным строительным предприятием при Александре I было создание колоссального Исаакиевского собора, золотые купола которого, так же, как памятник Петру на Сенатской площади, составляет одну из типичнейших примет нашей столицы. Нужно, впрочем, оговориться, что строительство Исаакиевского собора прошло чрез несколько царствований. Собор был собственно заложен еще при Екатерине II (мы говорим о новом Исаакиевском соборе, а не о той небольшой церкви, которая существовала под этим именем при Петре Великом). При Павле I собор был достроен из кирпича, но Александр I пожелал сделать его мраморным, и вот тогда-то и начались строительные работы, прославившие архитектора александровского времени, Монферрана. По мысли Александра I, новый храм должен был "и снаружи и внутри, по богатству и благородству архитектуры, представлять все, что возбуждает удивление в самых великолепных церквах Италии". Эта мысль была осуществлена Монферраном самым блистательным образом; но Александр Благословенный не дожил до окончания собора. Построение его было окончено лишь при императоре Николае I.
При Александре I появились впервые каменные тротуары в столице и извозчичьи кареты. Число жителей к концу его царствования возросло до 425.000, а число домов до 8.000, стоимостью свыше 80 миллионов рублей. Городской доход достигал 1 миллиона руб. в год. Чрезвычайно развилось фабричное производство: в городе работало 4 казенных и 58 частных фабрик. При Александре I состоялось 16-го мая 1803 года празднование столетнего юбилея С.-Петербурга. Празднество сосредоточилось у памятника Петру I на Сенатской площади. Во время торжественного парада мимо памятника прошло 200.000 войска. На Неве против памятника был поставлен 100-пушечный корабль "Гавриил", а на его палубе стоял "дедушка русского флота" - ботик Петра Великого. По бокам ботика стояли на часах 4 столетних старца-солдата, современники Петра Великого; празднество кончилось пушечными салютами с "Гавриила" и принятием депутаций.
В последующие годы XIX века Петербург продолжал расти, попрежнему то замирая в своем росте, то вдруг начиная энергически раздаваться вверх и вширь. Царствование императора Николая I протекло без резких приступов строительной горячки, хотя в эту эпоху и появились такие солидные сооружения, как Михайловский и Мариинский дворцы, театры Александринский и Михайловский, Александровская колонна и первый постоянный мост через Неву (Николаевский). Особенно памятно старому Петербургу сооружение Александровской колонны, как по трудностям, с какими оно было сопряжено, так и по торжественности, с какою состоялось открытие этого великолепного памятника. Сооружение памятника обошлось в 3 миллиона рублей, а над установкою колонны на месте трудились 2.000 солдат и 400 искусных рабочих.
С проведением к Петербургу железных дорог рост города стал опять быстро повышаться, и при Императоре Александре II Петербург принял уже почти те самые размеры, в которых он существует в настоящее время. За самое последнее время, благодаря установлению дешевого железнодорожного тарифа и колоссальному наплыву в Петербург провинциалов, началась и продолжается до сих пор новая строительная горячка, и наша столица опять растет - растет быстро, лихорадочно. Центр вытягивается вверх, уплотняется; дома сжимают друг друга своими каменными боками, а по окраинам располагаются во все стороны новые и новые постройки. Цены на места для построек страшно поднялись, и становится смешно подумать, что когда-то в Петербург, для его заселения, ссылали воров и даром раздавали земельные участки: только стройся!
Часть I                   Часть II                      Часть III                 Часть IV

размышление

Сколько царских дворцов было в дореволюционной России?


В последние годы советской власти очень популярными стали слова Чебурашки из кукольного мультфильма: «Мы строили, строили и, наконец, построили. Ура!»

Прямо в душу ложились они трем-четырем последним советским поколениям, которых всю их сознательную жизнь кормили обещаниями, начиная от мировой революции и кончая отдельной квартирой каждой семье к 2000-му году. С одинаковым результатом, заметим. Где «земшарная республика советов»? Где «отдельная комната каждому члену семьи»? Где-где? Уж, конечно, не в Караганде.

На сером фоне того, что было построено за 83 года царская Россия казалась красивой олеографической картинкой. Воистину «Россией, которую мы потеряли».


Впрочем, не следовало (и не следует!) обольщаться. На фоне современных ей европейских государств, государственное устройство самодержавной Российской империи выглядело дико. В том числе, и дико неэффективно.

Беда была именно в самодержавности, то есть в абсолютности и неоспоримости принятых царем решений. Более того, царь был хозяином земли Русской. Таким себя сознавал Николай II, так он и в анкете написал, когда заполнял ее в ходе всероссийской переписи населения.

И это не было фигурой речи. Императору и императорской семье принадлежала вся территория страны, раскинувшейся от Польши до Тихого океана, и все её богатства. По этой причине Российский император входил в число самых богатых людей в мире. По этой же причине, из-за величины территории и неисчислимости ресурсов, Российскую империю уже давно было невозможно завоевать. Бедняга Наполеон убедился в этом на собственном опыте.

Вероятно, это могло бы являться поводом для гордости жителей империи. Если бы не одно обстоятельство. Все подданные русского царя тоже были его «собственностью». То есть с давних, еще феодальных, времен даже самые вельможные придворные были, строго говоря, крепостными царя. В стихотворении для детей, написанном еще в 1947 году (ясно, к какой дате!) С. Я. Маршак так описывал различие между лакеем и камергером, непонятное тогдашним школьникам:

Лакей господским был слугой,

А камергер — вельможей,

Но тот, ребята, и другой

Почти одно и то же.

У них различье только в том,

Что первый был в ливрее,

Второй — в мундире золотом,

При шпаге, с анненским крестом,

С Владимиром на шее.

Конечно в начале двадцатого века, никто уже не использовал рабское положение всех, кто проживал на территории страны. Впрочем, никто его и не отменял. Настоящая личная свобода в европейском смысле этого слова была объявлена в России только высочайшим Манифестом от 17 октября 1905 года. Поэтому понятна та радость, с которой был встречен этот Манифест просвещенным населением империи. Русские перестали быть рабами! Но по-настоящему гражданские права население России получило только после Февральской революции 1917 года.

Так что Россия была потеряна не столько из-за происков врагов внешних, и не столько стараниями врагов внутренних, а главным образом, из-за того, что тот, кто называл себя хозяином земли Русской манкировал своими хозяйскими обязанностями. Не совершенствовал старинный и неэффективный государственный механизм. Вот паровозик и сошел с рельсов.

Среди огромного царского состояния были, говоря современным языком, крупные объекты недвижимости. То есть, дворцы, принадлежавшие дому Романовых. В этих дворцах проживали сам император и члены большой царской семьи, великие князья. Сколько же всего дворцов было во владении царской семьи и что это были за дворцы?

Двое из императорских дворцов известны всем даже через 100 лет после революции. Это – Зимний дворец в Санкт-Петербурге и Петергоф. Оба эти дворца – музеи мирового класса. В Зимнем дворце размещается один из крупнейших музеев мира, Государственный Эрмитаж. Петергоф же был построен еще во времена Петра I, как копия Версальского дворца под Парижем. В данном случае копия оказалась лучше оригинала. Хотя бы, благодаря тому, что в окрестности Петергофа имеются источники воды, расположенные на возвышенностях. Отсюда в многочисленные фонтаны дворцового парка подается вода. Таким образом, у роскошного дворца в Петергофе имеется не менее роскошное дополнительное украшение – фонтаны.

Большой Кремлёвский дворец в Москве не менее известен, а изображение его растиражировано по всему свету. Кремлевский дворец построили в 1838 —1849 годах для императора Николая I. Руководителем архитектурной группы, которая возводила дворец, был К. А. Тон. Он был тогда, как говорят, «в фаворе» и брался за выполнение многих ответственных заказов. По проекту К. А. Тона были возведены также храм Христа Спасителя в Москве и два терминальных вокзала Николаевской дороги, в Москве и в Санкт-Петербурге. Сейчас эти вокзалы называются Ленинградским и Московским соответственно. Вот такая насмешка истории: Ленинграда нет, а Ленинградский вокзал (и Ленинградский проспект в Москве) остался. Большой Кремлевский дворец сейчас – парадная резиденция Президента Российской Федерации. Все переделки внутреннего интерьера, сделанные в советское время удалены и дворец блещет даже бόльшей роскошью, чем в царские времена.

В Царском Селе (городе Пушкине) находятся два великолепных императорских дворца, построенные в стиле классицизма. Дворцы были выстроены для императрицы Екатерины II и её любимого внука Александра, поэтому они называются Екатерининским и Александровским.

В Екатерининском дворце находилась знаменитая Янтарная комната. В годы Второй мировой войны она была вывезена немцами и пропала. К счастью, сохранились чертежи, и янтарная комната сейчас восстановлена.  Место, достойное посещения! Вообще Екатерининский дворец был сильно поврежден в годы войны, поэтому восстановление его разрушенных интерьеров продолжается до сих пор.

Для Екатерины II в Москве начали строить дворец в Царицыно. У этого дворца несчастливая судьба, но официально он входит в число императорских дворцов.

Неподалеку от Царского Села находится город Павловск. Здесь построен Павловский дворец, принадлежавший сыну Екатерины II, Павлу. Для него же был построен и внушительный Гатчинский дворец, похожий на крепость.

Одно из самых известных туристических мест Санкт-Петербурга – Аничков мост через реку Фонтанку. Мост украшен скульптурной группой П. Клодта «Покорение коня». А рядом с ним Аничков дворец – самое старое здание на Невском проспекте. Его строительство началось в 1741 году. Аничков дворец принадлежал императорской семье так же, как и Зимний дворец.

Но императорские дворцы находились не только в двух столичных городах империи. Были они также в Гельсингфорсе (Хельсинки), в Киеве (Мариинский дворец) и в Ревеле (Таллинне) (дворец Екатеринталь – Кадриорг).

Кто хорошо работает, хорошо и отдыхает. В конце 19-го века на южном берегу Крыма, в 3 километрах от Ялты, для императорской семьи был построен Ливадийский дворец.

Кроме того, для братьев императора, великих князей, и их семей в разных городах было построено 19 дворцов. Среди них наиболее известны своей красотой или исторической ценностью Мраморный и Таврический дворцы в Санкт-Петербурге. В Ташкенте находится бывший дворец великого князя Николая Константиновича. Этот дворец в настоящее время используется МИД Узбекистана.

Среди исторических дворцов, так или иначе связанных с императорской фамилией, следует упомянуть путевой дворец в Твери, в котором сейчас находится очень хорошая художественная галерея. Если читатель окажется в Твери и у него будет несколько свободных часов – от души рекомендую посетить.

Императорскими дворцами можно также считать и императорские дачи. Сюда император или члены его семьи приезжали нерегулярно. Один из таких дворцов, Александрия, находится на высоком берегу Москвы-реки в Нескучном саду. Это место было когда-то тихим и успокаивающим. Сейчас совсем недалеко от него шумит Ленинский проспект, одна из самых оживленных магистралей Москвы. В советское время здесь находился Президиум Академии Наук СССР.

Дачей можно считать и Императорскую рыбацкую избу, построенную в финском городке Котка. Здесь, на порогах реки Лангинкоски, находится одно из любимых мест отдыха императора Александра III. На памятном камне умилительная надпись: «Миротворец Александр III наслаждался здесь покоем и уютом под охраной верного народа». Верный народ – это финский народ.

Императорские дачи были также в Боржоми и в Крыму: в Массандре и в Дюльбере.

Резюмируем: в разных краях России находилось 13 императорских дворцов: Александровский, Аничков, Большой Кремлёвский, Гатчинский, в Гельсингфорсе,  Екатериненталь в Ревеле (Таллинн) Зимний,  Ливадийский, Мариинский в Киеве, Павловский, дворец в Петергофе и Царицыно. Всего же императорской фамилии, принадлежало свыше 70 дворцов и дач.


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. 15 of the most amazing Romanov palaces in Russia

  2. Истинное финансовое состояние Николая II

  3. Сколько дворцов имела царская семья?

  4. Зимний дворец

  5. Александровский дворец

  6. Мраморный дворец

  7. Аничков дворец

  8. Дворец в Беловеже. Здесь же список всех дворцов.

  9. Царские деньги. Доходы и расходы дома Романовых

  10. Резиденции российских монархов

  11. Императорские дворцы в Санкт-Петербурге

  12. Самые красивые императорские дворцы

  13. Для потомков династии Романовых готовят императорские дворцы

  14. Культурное наследие Российской Федерации: Императорские дворцы

размышление

Как в Милане прошивают небеса?


Бытие определяет сознание. Италия – не Америка. Здешние города не великѝ, но велѝки, а также величественны. Они продают миру не столько плоды нынешнего могущества, сколько свою былую историю, величавую и кровавую. Поэтому чаще всего городское строительство здесь – реставрация, а не реновация. Огромные башни новостроек не спорят с башнями древних цитаделей и средневековых колоколен, а тихо отступают на дальние окраины, чтобы не оскорблять взгляды заезжих туристов. Италия – не страна небоскребов.

Только Милан здесь стоит наособицу. Высокую башню из стекла и бетона можно увидеть, уже выходя из вокзала, необычайно большого, демонстрирующего приезжему богатство и величие города в лучших традициях буржуазного 19-года века. И эта башня – башня Пирелли, первый итальянский небоскреб.

Компания Pirelli известна всем, кто хоть немного связан с автомобилем, то есть миллионам людей. Это – один из крупнейших в мире производителей автомобильных шин. Милан всем известен, как город моды, но здесь, оказывается, делают удобную и стильную обувь не только для людей, но и для автомашин.

Компания Pirelli – одна из тех компаний, которая уделяет серьезное внимание популяризации своего бренда. Лучшие фотографы мира каждый год делают «Календарь Pirelli», и каждый год этот календарь становится сенсацией в мире искусства. Хотя, казалось бы – ерунда и мелочь.

А вот засандалить на привокзальной площади 32-этажный небоскреб – это как раз не мелочь. Тем более, в Италии, где каждый камень может оказаться художественной ценностью. Но башня Пирелли воздвигалась далеко от исторических зданий города, и повредить внешнему виду Милана не могла. Башню Перелли строили по проекту архитектора Джио Понти с 1956 по 1961 год. Это было время промышленного бума в Италии, и первый итальянский небоскреб этот бум символизировал и овеществлял.

Италия – законодательница мод и стилей. И даже в таком новом для них деле, как небоскребостроение, итальянцы показали класс. Джио Понти спроектировал высотное здание не традиционной формы, не параллелепипед. Башня Пирелли в плане – вытянутый шестиугольник длиной 75 м, а вот шириной всего 20 м. Здание напоминает корабль, и корабль этот – не «Титаник», а несущийся вперед крейсер.

На верхнем этаже башни установлена уменьшенная копия статуи Мадонны, венчающей шпиль Миланского собора. Зачем? Затем, что высота Башни Пирелли – 127 метров, а высота шпиля Дуомо – только 106 метров. А выше Богородицы может быть только Богородица.

Верхняя смотровая площадка на крыше небоскреба называется бельведером. Слово «belvedere» по-итальянски означает «хороший вид». В том, что вид, действительно, прекрасный, легко убедиться. Смотровая площадка доступна для публики.

Отсюда открывается, что совсем неподалеку от центрального вокзала находится целый остров небоскребов.

Остров этот «всплыл» в начале 2000-х годов. Тогда в районе Новых Ворот (Porto Nuovo) в конце улицы Гарибальди начали сносить старые депрессивные районы, чтобы построить деловой центр, который нужен был Милану, центру экономики и промышленности. К проектированию были привлечены сразу несколько архитектурных бюро, в том числе и иностранные звезды первой величины.

Проектировщики не хотели, чтобы построенный ими «остров небоскребов» по вечерам превращался в пустыню. Район изначально задумывался многофункциональным. Здесь, кроме офисных помещений должны были быть жилые дома, торговые помещения, культурные центры и большие площади для прогулок и общественных мероприятий. Вместо исключительно делового центра был построен самодостаточный городской район. Конечно, выделяющийся среди других районов вознесенными над ним иглами, сшивающими небеса. И потому – являющимся местом паломничества туристов.

Проект реализовали за десять лет: строительство началось в 2005 году и закончилось в 2015. В этот год в Милане проводилась всемирная выставка Expo 2015, и новостройка должна была стать «изюминкой» этой выставки.

Центром нового квартала стала башня Torre Unicredit, увенчанная закрученным в спираль 84-метровым шпилем. Рядом торговая галерея и культурный центр. В центре будут проводиться выставки, конференции, концерты и прочие культурные мероприятия. Автором этого потрясающего проекта был выдающийся аргентинский архитектор Сезар Пелли.

Рядом два уникальныъ высотных жилых здания, одно высотой 119 метров, а второе – 87 метров. Название этого комплекса «Bosco Verticale», что переводится на русский язык как «Вертикальный лес». Балконы здесь украшены разнообразными растениями, среди которых 800 полноценных деревьев. Подобного соединения жилых зданий и природы нет более нигде в мире. Озеленение небоскребов – чисто миланская фишка.

Здесь же – три высотных жилых дома, которые спроектировали американские архитекторы из Майами. Самая высокая вздымается на 143 метра. Это самый высокий жилой небоскреб в Италии.

Архитекторы из Нью-Йорка построили здесь еще один оригинальный высотный административный комплекс, Torre Diamante, то есть, Алмазную башню. Башня имеет форму ограненного алмаза и как алмаз сверкает под лучами солнца.

В 2010 году здесь построили еще один комплекс высотных зданий, Palazzo Lombardia. В этом дворце, поднимающемся на 161 метр, разместилось правительство района Ломбардия. В этом здании тоже имеется смотровая площадка, откуда (в отличие от Дуомо) можно увидеть весь город. А еще – в хорошую погоду – вздымающиеся к северу от Милана Альпы. Оказывается, горы совсем не далеко!

И здесь, на верхотуре, тоже стоит копия статуи Мадонны, венчающей Миланский собор. Мадонна – превыше всего. Традиция, однако.

Район миланских небоскребов не превратится в «каменные джунгли». Здесь есть большой парк площадью 90 тысяч квадратных метров, где растут (и еще будут высажены) полторы тысячи видов растений. Даже пшеничное поле здесь высадили в 2015 году к открытию всемирной выставки. Пшеничное поле в современном мегаполисе! Нет, все же итальянцы потрясающе креативны!


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. «Новые ворота Милана»: как нужно строить в современном городе район небоскребов

размышление

Будни гибридной войны


Постановлением Правления Национального банка Украины от 13.10.2017 запрещено осуществлять операции купли-продажи банкнотами Центрального Банка Российской Федерации с изображением карт, символов, строений, памятников, археологических памятников, архитектуры, истории, пейзажей и каких-либо других объектов, размещенных на территории Украины, оккупированной Российской Федерацией.
Поэтому банкноты в 100 и 200 рублей в Украине деньгами не считаются и в качестве таковых не принимаются.