Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

размышление

Оглавление

promo eponim2008 сентябрь 21, 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Мои твиты

  • Вт, 09:13: Чёрная запись в Книге рекордов Гиннесса https://t.co/ePBVRz8o98
  • Вт, 09:32: RT @USSRComeBack: Месть за снос памятника палачу Коневу в Праге: Cотрудник российской спецслужбы привез в Прагу рицин для покушения на мэра…
  • Вт, 09:34: Не представляю, как это должно работать. Но если заработает – нефтедобывающие страны не нужны. https://t.co/U73CbCwv3M
размышление

Что такое эффект Выхино?

В начале 1970-х годов станция Московского метро «Ждановская» была для меня родной. Жил я тогда в том районе, на юго-восточной окраине Москвы.

«Ждановской» станция называлась потому что, когда ее строили, она находилась в Ждановском районе Москвы. На самой его окраине, рядом с Кольцевой дорогой. Станция эта была спарена с платформой электрички, которую тоже назвали «Ждановской». Так что имя партийного босса тов. А. А. Жданова было, казалось, надежно утверждено в памяти народной.

Народу же, строго говоря, было на это наплевать. «Ждановская», так «Ждановская». Только бы не ждать долго!

Была эта станция конечная, последняя на фиолетовой линии Московского метро, тоже, кстати, «Ждановской», а позже «Ждановско-Краснопресненской».

«Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны»

А еще была станция «Ждановская» ужасно неуютная. Открытая, а потому всеми ветрами продуваемая, всеми дождями поливаемая. Встречу здесь не назначали.

И неудобная для пассажира была станция «Ждановская». Народу здесь всегда было много. Много домов поставили на месте бывшей деревни Выхино, много народу сюда переселили. Москва-то не резиновая. Не всем же жить на Таганке.

Утром все эти люди, «дорогие москвичи», как пел живой еще тогда Утесов, подъезжали сюда на автобусах, плотной толпой двигались через тоннель и поднимались на платформу станции метро. У турникетов – не протолкнешься.

А тут еще, как стихийное бедствие, подходит электричка из Люберец. Набитая по самую крышу. Людей – что сельдей в бочке. И многие из них, из сельдей люберецких, тоже хотят на метро пересесть. И на узкой платформе места уже нет. Удивляюсь, как никто в такой толкучке, вниз, на рельсы, не падал.

А еще был случай… Прихожу я с утра на «Ждановскую» часов в 7 утра. Как положено. До института добираться около часа. Народу на платформе привычно много, но с каждой минутой становится все больше и больше. И вдруг – объявление по радио: в ближайшие час-полтора поездов не будет. Пользуйтесь наземным транспортом.

И я воспользовался. Минут сорок ехал на троллейбусе до Таганки. Со всеми удобствами, прижатый к стеклу. Поскольку этот участок я проезжал только под землей, было интересно.

Но на первый час я опоздал. Это был семинар по истории КПСС. Из нашего прекрасного  далека наука эта кажется смешной, но тогда это был один из главных предметов. Фундамент, так сказать, идеологической подготовки студентов.

Предмет этот у нас вел Федор Львович Александров, дяденька лет шестидесяти, из «старых большевиков», идейный, но в своей идейности не вредный. Потому студенты относились к нему хорошо.

Я вошел в аудиторию, где Федор Львович проводил семинар, на исходе первого часа. Федор Львович взглянул на меня с удивлением (ибо я был у него на хорошем счету, не прогульщик). На вопрос о причине опоздания я ответил честно: пришлось добираться на троллейбусе, так как в метро на станции «Ждановская» не было электричества. Объяснение это вызвало всеобщее оживление. А Федор Львович, улыбнувшись, объяснил мне, что отмазки следует придумывать более основательно.

– За сорок лет такого не было, чтобы в московском метро поезда не ходили.

Впрочем, на следующем занятии он при всех заметил, что, оказывается, я не соврал. В московских газетах написали о том, что, действительно, на «Ждановской» произошла проблема с электричеством, поезда не ходили до полудня. По-старомодному справедлив был Федор Львович, хотя и идеен, тоже по-старомодному.

Но и он был по-своему прав. До того случая не было в московском метро перебоев с электричеством. Так что кому, как не мне знать: карма у станции «Ждановская», которую потом переименовали в «Выхино», не хорошая.

И когда, по прошествии многих лет, я столкнулся вдруг с термином «Эффект Выхино», то не очень удивился. Карму просто так не переделать. Тут переименованием не отделаешься.

Ну, так что же там опять произошло с этой станцией московского метрополитена?

«Эффект Выхино» – это вполне установившийся термин. Он описывает ситуацию, когда конечная станция настолько загружена, что уже на ней пассажиры забивают вагоны до отказа. Поэтому на следующих станциях двери не открываются. Эти станции, таким образом, оказываются блокированными. На них тоже возникают пробки. Если не принять меры, то очень скоро вся линия до ближайшей пересадочной станции перестанет работать.

Меры принимали. В час пик несколько поездов выходили из депо и следовали мимо «Выхина», не открывая двери для пассажиров, сразу до следующей станции. Но все равно станция «Выхино» оставалась постоянным адом для пассажиров.

Не мудрено. Станция «Выхино» по загрузке до сих пор остается второй на московском метрополитене, она пропускает 130 –135 тысяч человек в сутки. Больше пассажиров только на «Комсомольской-кольцевой» с ее тремя вокзалами. Но там станция огромная, заранее рассчитанная на большой пассажиропоток.  А «Выхино», как уже говорилось, на такую нагрузку не планировалась. Когда ее строили, местность вокруг была идиллическая, деревенская, почти что дачная. Всего в километре от стройки, в селе Вишняки, единственным ориентиром возвышалась церковь. Действующая!

В общем не рассчитывали проектировщики на большое число пассажиров. Потому и сопрягли с новой станцией еще и пригородную платформу, чтобы пассажиропоток увеличить, и приблизить тем самым к столице подмосковные Люберцы. Оказалось, промашка вышла. 

«Эффект Выхина» начинался уже в 1970-х, но вовсю проявился он лет 20 назад. И существует это стихийное бедствие до сих пор. «Выхино» теперь уж не конечная станция, но это мало что изменило. Очереди по-прежнему огромные, час пик на «Выхино» продолжается в течение всего дня, потери времени и настроения гарантированы почти всегда. Есть надежда, что строящаяся сейчас параллельная линия метро, все-таки разгрузит, наконец, фиолетовую линию.Впрочем, «Эффект Выхина» уже стал и термином, и обозначением проблемы. В Санкт-Петербурге, например, этот эффект то и дело дает себя знать на противоположных станциях самой напряженной, Кировско-Выборгской, линии «Девяткино» и «Проспект Ветеранов». И, как показывает опыт, этим сигналом пренебрегать не следует. Не следует ждать образования транспортного тромба. Легче предупредить болезнь, чем бороться с ее последствиями.


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Станция Выхино

  2. Любите ли Вы метро?

  3. Эффект «Котельников»: Стал ли свободнее самый загруженный участок метро

  4. Эффект «Выхино»

  5. Как это выглядит в реальности

  6. "Эффект "Выхино", или к слову об убийственных маршрутах

  7. Строительство станции метро «Ждановская»

  8. Следующая — «Выхино»: интервью с начальником станции Светланой Сергеевой

размышление

Как научиться целоваться с языком?

Как научиться целоваться с языком 04 В Интернете есть все! Волшебная, а главное, верная фраза. В Интернете, действительно, можно отыскать любую информацию. Даже информацию весьма пикантного свойства. Вот, к примеру, задай Гуглу вопрос, волнующий всех подростков: «Как научиться целоваться с языком». И перед тобой откроется целый онлайн-практикум для тех, кто желает постичь науку нежных, страстных, сладких поцелуев. С подробными объяснениями и с видеороликами. Как говорил один великий пролетарский поэт, «твори, выдумывай, пробуй». О, где мои семнадцать лет?!

 Нынешним отрокам и отроковицам, вероятно легче, чем было нам в их возрасте. До сотворения Интернета оставалось еще несколько лет. Поэтому в советской стране, секса, как известно, не знавшей, мы учились технике поцелуев не столь основательно. Прямо скажем, по-дилетантски учились. Но – что поделаешь – сексуальную безграмотность-то надо было как-то ликвидировать!

 Начальный курс обучения поцелуям я прошел накануне праздника 7-го ноября у станции метро «Ленинский проспект». Учительницей моей была... Нет, хотя и прошло много лет, настоящего ее имени я не назову. Пусть будет просто Милая.

 Впрочем, вычислить имя Милой не слишком сложно. Наиболее популярными девичьими именами в тот период были Ира, Лена и Наташа. На нашем курсе глобальная статистика подтверждалась. В меньшем количестве, нежели Иры, Лены, Наташи присутствовали также Татьяны, Галины и Марины. Было даже две Зои, одна из которых при ближайшем рассмотрении оказывалась Зулейкой. Но все же пусть в моем рассказе Милая останется под этим сладким псевдонимом.

 Я за ней «ухаживал», как говорило поколение наших родителей. Но «ухаживал» довольно безуспешно. Дальше дружеских отношений дело не продвигалось. Хотя я очень этого продвижения хотел.

 Но уж слишком мы были разные. Милая – москвичка, я – глуповатый и неотесанный еще московской жизнью провинциал. Милая одевалась со вкусом и с немалой претензией, я же с ужасом гляжу на свои тогдашние фотографии: Боже, каким бобиком я выглядел! А главное – был я юн и девственен, что в глазах Милой оказывалось существенным недостатком. Девственности она лишилась в десятом классе, каковой факт от подружек (да и от меня тоже) не скрывала, а даже несколько бравировала этим. Нравилось девушке играть женщину опытную и пожившую.

 Именно поэтому Милая затеяла на вечеринке в честь праздника приготовить на прощание глинтвейн. Идея была неплохая, учитывая холодный ноябрьский вечер, моросящий дождь и налетавший то и дело пронизывающий ветер. Пока до метро дойдешь – продрогнешь. Так выпьем же для сугреву глинтвейна!

 Идея-то была неплохая, но исполнение несколько подкачало. В качестве винной основы глинтвейна взяли какой-то чудом уцелевший портвейн. Который оказался напитком хоть и дешевым, но бронебойным. Расходились все в состоянии изрядно подогретом.

 По дороге до метро Милая слегка покачивалась и была весела. Меня же выпитое на прощание горячее вино, не только согрело, но и разгорячило. Я окончательно решился перевести, наконец, наши отношения в более продвинутую фазу. И, уже прощаясь у метро, попытался поцеловать Милую.

 Попытку, пожалуй, следовало не засчитать. Хотя я и примеривался мысленно несколько раз, как я это сделаю, сделал я все это достаточно неловко. В общем, продемонстрировал свою девственность и неопытность в деле поцелуев тоже.

 Впрочем, Милая восприняла мою попытку благосклонно. За что отдельное спасибо, вероятно, следует сказать виноделам Молдавии, изготовившим розовый портвейн, удивительный напиток, изменяющий сознание.

 Взглянув на меня несколько удивленно, Милая пробормотала:

 – Так, целоваться ты, оказывается, еще не можешь.

 Я готов был провалиться сквозь землю. Но Милая была в тот вечер еще и Милосердной:

 – Пойдем, поучу. – И она затащила меня в подъезд стоявшего рядом со станцией метро дома.

 Пока мы поднялись на полтора этажа – не у входной же двери целоваться – она успела расстегнуть пальто. Присела на батарею и прошептала:

 – Ну, обними же меня.

 А дальше, чуть склонив голову набок, легко прикоснулась своими губами к моим.

 Губы у милой оказались пухлые и на удивление нежные. Их прикосновение к моим губам оказалось сигналом. Я крепко обнял Милую, а она ответила мне неожиданным, «взрослым» поцелуем. Таким, что мои губы оказались в плену ее губ, влажном и настойчивом. Она будто вдохнула в себя мои губы, и я, притянутый этим вдохом, еще сильнее прижался к ней.

Чтобы не задохнуться, я чуть приоткрыл губы, и тут Милая просунула мне в рот свой язык. Это было так неожиданно и так возбуждающе, что я потерял всякий стыд. Мои руки спустились по спине Милой, и я прижал ее к себе. Или сам прижался к ней, не стыдясь продемонстрировать возбуждение?

 А Милая провела языком по внутренней поверхности моих губ, и вдруг остановила свой язык, дразня и чего-то ожидая. Я уже понял, чего она хочет и теперь сам коснулся ее языка своим. А потом повторил с ней то, что она несколько секунд назад совершила со мной. Неспешно провел языком по губам Милой, еще сильнее прижал ее к себе руками, и аккуратно ввел свой язык между ее губ. И так же, как Милая это сделала со мной, провел языком по внутренней части ее губ, по деснам а после, проявив некоторую фантазию, пощекотал своим языком шероховатую поверхность ее языка.

 Считается, что этот поцелуй, как и многие другие возбуждающие любовные игрушки, придумали французы. Поэтому на Руси он называется «французским». По-французски же у него другое название, «поцелуй страсти» – «Le baiser de la passion». Касание нежным языком не менее нежного языка партнера возбуждает само по себе. А проникновение твердого и нежного языка между мягких, теплых и влажных губ – этот намек поймет, вероятно, самый тупой. И от такого намека, конечно, закружится голова, и забудешь обо всем. Как забыли обо всем мы с Милой.

 Очнулись мы уже в вагоне метро. Мы сидели рядом, как будто ничего не случилось, но когда я взглянул на Милую, и поймал ее лукавый пьяный взгляд, я понял – нет, случилось. Случилось самое важное. Между нами пробежала искра, и что-то в нас соединилось. Я даже не думал об этом, я чувствовал это, вспоминая во всех бесконечных подробностях недавний «Le baiser de la passion», которому меня обучила Милая.

 Надо ли говорить, что я не раз повторил этот урок, провожая Милую от метро до ее дома. К счастью, дорога оказалась длинная. А ученик я хороший и обучаюсь быстро. Что, думается, присуще всем мужчинам.

Постскриптум.
 1. Статья предназначается для возраста 14+.
 2. Все события и персонажи, описанные в данной статье, вымышленные, а любые совпадения случайны.
 3. Все описанное – пример для подражания
 4. Милая, я помню тебя!

Опубликовано на сайте Топавтор
topauthor
Полезные ссылки:
рабочий и колхозница

Когда и где был построен первый в Москве подземный пешеходный переход

Ю.Пименов Новая Москва (1938)Дивно смотреть старые фильмы о Москве! Дореволюционные здания где разрушены, где раздвинуты. Вдоль широких магистралей воздвигнуты высоченные дома (целых  8, а то и10 этажей!). И по этим проспектам радостно маршируют физкультурники. А еще лучше, физкультурницы в легких платьях или вообще без таковых.

На проспектах сталинской Москвы было так мало автомобилей, что и светофоры-то казались буржуазной роскошью. Бравый милиционер разводил вручную все невзрачные транспортные и пешеходные потоки. И у него еще хватало времени, чтобы принять участие в судьбе какого-нибудь "Подкидыша" или "Девушки без адреса".

У каждого своя Москва и своя первая встреча с этим огромным городом. Во времена, когда я познакомился со столицей, милиционерам было уже не до участия в киносъемках. Проспекты,  казавшиеся широкими в сталинские времена, с трудом пропускали сквозь себя потоки машин, автобусов и троллейбусов. А пешеходы, чтобы перейти улицу, послушно спускались под землю.  Подземные переходы стали настолько привычными, что, казалось, они были в Москве всегда. В них находились телефоны-автоматы, велась какая-никакая торговля: газеты, цветы, а иной раз сосиски или краснокожие марокканские апельсины. При стопроцентной государственной монополии на торговлю, у некоторых подземных переходов обосновывались даже частники.

Помнится, узнал я, что моя любимая женщина очень любит ландыши. Ландыши - где их достанешь в Москве? Правда, на дворе стоял апрель, и я всерьез задумывал поездку в дальнее Подмосковье за диковинными этими цветами. Которых, говорили, в радиусе 50 километров от Москвы по любому направлению не осталось совсем. Мои размышления о том, с какого вокзала ехать и что положить в рюкзак, прервались у подземного перехода в районе метро "Октябрьская", где стояла бабуля и продавала эти самые ландыши. Бабуля показалась мне ангелом Божьим, хотя крылья у нее отстутствовали. Подаренный любимой букетик ландышей растопил сердце красавицы. Потому-то я его запомнил на долгие годы подземный переход на "Октябрьской". 

Подземные переходы -  довольно "молодые" инженерные сооружения. В Москве сразу несколько  таких переходов открыли в октябре 1959 года. Некоторые источники даже сообщают точную дату - 16 октября 1959 года.

Среди первых московских подземных пешеходных переходов был и тот, памятный мне, переход у метро "Октябрьская", а еще - на площади Дзержинского, у "Детского мира" и два - на улице Горького. Один - в начале, у проспекта Маркса, а второй - на площади Маяковского.

Именно этот подземный переход проинспектировал в день открытия Н.С.Хрущев.

"Отец рассказывал, не верить ему я оснований не вижу. Именно тогда, в 59-м, он специально ходил посмотреть этот только что открывшийся переход на Тверской. Спустился вниз, там ещё люди были - вдруг смотрит, с противоположной стороны заходят 3-4 мента и идут по переходу. А за ними спускаются... он аж обалдел: Хрущёв, ещё какие-то большие начальники тех лет и три-четыере "дяди в штатском".

Осматривают переход и уходят. Никого из перехода не выгоняли, люди шли себе спокойно мимо них. А представляете, что сейчас было бы, если бы кто-то из высшего руководства приехал посмотреть какой-нибудь объект в городе?" (Сообщение на одном из интернет-форумов)


Дом И.В. Жолтовского на Садовом кольце.По-видимому,  высшее руководство дало добро. Количество подземных переходов в центре столицы стало расти. Самый длинный московский подземный пешеходный переход, помнится, был у метро "Добрынинская". Войдя в него около кинотеатра "Буревестник", можно было выйти едва ли не у Павелецкого вокзала.

Появились подземные переходы и в других крупных городах. В Ленинграде в 1963 году одновременно с  открытием станций метро "Невский проспект"  и "Петроградская" были открыты два перехода:  под Невским и  Каменноостровским проспектами соответственно. В следующем году в Киеве появился подземный переход на площади Октябрьской революции (которая нынче - майдан Незалежности). Кстати, именно в этом подземном переходе впервые в Советском Союзе были открыты кафе и стационарные газетные киоски. В Москве до этого дошли только лет через двадцать!

А самый первый подземный пешеходный переход не только в Москве, но и в России был построен почти на четверть века раньше,  в 1935 году. Соорудили его под Садовым кольцом, когда строили станцию метро"Смоленская" (ту, что сейчас на Филевской линии). Переход этот до сих пор существует и исправно функционирует. Хотя задумывался он совсем не как переход.

Так выглядел южный вестибюль станции "Смоленская"У станции "Смоленская" было запланировано три наземных вестибюля. Западный - приблизительно там, где в доме с башней, сооруженном по проекту И. В. Жолтовского, находится нынешний вход на станцию. Восточный вестибюль располагался через дорогу, напротив, а южный - метрах в ста дальше по Садовом кольцу, на Смоленской площади, где тогда еще вовсю кипел и кишел громадный Смоленский рынок.

Наземные вестибюли соединялись подземным переходом. Из перехода этого было спуститься как на западный, так и на восточный край платформы. В середине же перехода начинался длинный коридор, по которому пассажиры могли выйти к рынку.

В 1937 - 1939 году Смоленский рынок ликвидировали, а Садовое кольцо расширили почти втрое. Южный вестибюль оказался посередине проезжей части,  и его снесли. Ведущий к этому месту коридор стал "коридором в никуда". Его закрыли для пассажиров и начали использовать для служебных нужд.

С 1953 по 1958 год для служебных же нужд использовали и саму станцию метро. Дело в том, что в 1953 году была открыта Арбатско-Покровская линия со станциями глубокого заложения. Кстати, станция "Смоленская" этого радиуса долгое время считалась самой глубокой станцией Московского метрополитена. Чтобы поверить этому достаточно было стать на длинющий эскалатор, уходящий куда-то в преисподнюю. Одноименную же станцию мелкого заложения закрыли и превратили в выставочный зал. Пути застелили досчатым полом, на котором можно было размещать экспонаты.

В 1958 году станцию открыли вновь, теперь как одну из станций Арбатско-Филевской линии. Вход сюда организовали через "дом Жолтовского". Выходы на платформу из коридора, соединявшего когда-то западный и восточный вестибюли закрыли. Сам же коридор,  проходивший как раз над потолком станции, преобразовали в подземный пешеходный переход под Садовым кольцом. Переход этот был открыт 30 апреля 1959 года.

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Полезные ссылки:

  1. История подземных переходов Москвы

  2. История создания станции Смоленская

  3. Первый подземный переход в районе Смоленской площади

  4. Снесенные вестибюли станции метро "Смоленская". Старые фотографии.

  5. Собственный способ делать метро. Журнал "Вокруг света"

  6. Станция "Смоленская" и Смоленский метромост. Замечательные фотографии