Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

размышление

Оглавление

promo eponim2008 september 21, 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Ты помнишь, товарищ, как вместе сражались? Размышления над старой советской песней

Сто лет назад в России бушевала гражданская война. Сейчас эти события для нас – как свет далёкой звезды. Мы их не чувствуем и не понимаем. Более того, они нам неинтересны.

Отчасти за это следует поблагодарить советскую историю, которая, обслуживая победивший класс, сделала всё, чтобы правда об этой страшной войне ушла на дно холодных летейских вод, вод реки забвения. То, что осталось, было фрагментарно, не убедительно и, что самое худшее для махинаторов, при некотором труде позволяло реставрировать те факты, которые были осуждены на забвение.

Поэтому за дело взялись писатели, которые по определению обречены рассказывать сказки, выдавая их за то, что якобы было в реальности. (Это, детки, называется реализмом, и даже не социалистическим). А также ещё бóльшие мастера лакировки действительности, киношники. В результате историю советской страны за первые двадцать лет её существования забальзамировали, будто труп Ленина в Мавзолее. На первый взгляд – вождь мирового пролетариата, как живой. А на самом деле – проформалиненная тушка под бронированным стеклом. Все эти герои гражданской войны, Чапаевы, Щорсы, Пархоменки, Котовские оказались мельтешащими тенями на экранном полотне. Хотя тенями иной раз весьма обаятельными. На «Чапаева» не зря ходили по многу раз подряд. Великолепное кино!

Фильмы про гражданскую войну начали снимать в начале 1930-х годов навстречу серьёзному юбилею, 15-летию Красной армии. Делать картины про настоящих героев прошедшей войны уже было стрёмно. Все ещё не забыли имя настоящего создателя Красной армии, и за «неправильного» героя, пусть даже второстепенного, можно было попасть в троцкисты, что грозило несомненными репрессиями.

Братьям Васильевым (которые были не братья, а только однофамильцы) подвезло. Фильм про комдива рабоче-крестьянского происхождения, сражавшегося на колчаковском фронте, который «академиев не кончал» и в одном из сражений героически погиб, пришёлся как нельзя более кстати. «Чапаева» начали снимать как фильм немой, для проката вторым экраном, по рабочим клубам. А потом, увидев, что кино получается увлекательное, на ходу озвучили и пустили, на свой страх и риск, на всесоюзный экран.

Но крупномасштабных героев, как уже было сказано, всё же не хватало. И тогда режиссёры и сценаристы стали снимать картины про тех, кто воевал на гражданской войне на небольших должностях, и по прошествии лет уже врос в мирную жизнь. Этот сюжет в те годы был популярен, и его можно было развернуть и так, и этак. Тут на память приходит трагическая повесть «Гадюка» Алексея Толстого, где этот сюжет поворачивался самой сильной своей стороной.

Такого рода комедию снимал в 1935 году ленинградский кинорежиссёр Семён Тимошенко. Комедия называлась «Три товарища», но, естественно, без всякой связи со знаменитым романом Э.-М. Ремарка. Эти три товарища вместе воевали в Красной армии, а спустя годы, встретились в небольшом городе, где строится некий флагман индустрии, фабрика по производству бумаги. Несмотря на старую дружбу текущие обстоятельства вовлекают всех троих в конфликт, где проявляется коммунистическая принципиальность и неприятие всяких «хитрецов» и «деловаров».


Это кино вполне заслуженно забыто, за исключением одного эпизода, где два друга, которых играют актёры М. Жаров и Н. Баталов, вспоминают сражение на Каховском плацдарме и поют:

Каховка, Каховка, родная винтовка,
Горячая пуля, лети!
Иркутск и Варшава, Орёл и Каховка —
Этапы большого пути.

Фактически и эпизод этот уцелел из-за душевной песни, музыку которой написал И. Дунаевский, а слова – М. Светлов.

Михаил Светлов (1903 — 1964) – поэт выдающийся, странным образом проскользнувший сквозь жернова репрессий, которые стопроцентно должны были его, комсомольца 1920-х годов и троцкиста, смолоть. Вероятно, он и сам понимал своё везение, отчего относился к последующей жизни с сардоническим юмором.

Как рассказывает сам поэт, песня была написана им быстро, за сорок минут. Исправление потребовалось только в одном месте. Светлов, опять же не без юмора, этапами большого пути назвал «Житомир и Лондон, Париж и Каховку», перемешав мировые столицы и украинские местечки. Режиссёр С. Тимошенко решительно исправил этот список, на действительно поворотные пункты, вписанные в историю Гражданской войны. Как уже было сказано, события тех лет так от нас далеки и так перевраны, что краткое описание того, чем же были знамениты перечисленные в песне города, не будет лишним.

Иркутск. Здесь 7 февраля 1920 года был расстрелян адмирал А. В. Колчак, объявленный осенью 1918 года Верховным правителем России. Тогда же его войска начали поход на Москву, но по разным причинам дальше Волги не прошли. Таким образом, Иркутск в песне означал фактическую победу красных в Сибири и ликвидацию Восточного фронта.

Варшава. Её штурмовали в августе 1920 года войска Красной армии под командованием М. Тухачевского. Предполагалось, что после падения столицы в Польше придёт к власти коммунистическое правительство во главе с Ю. Мархлевским и Ф. Дзержинским. Из Польши дорога Красной армии шла на Германию, Венгрию и Австрию, которые в результате также должны были стать «красными». Мировой революцией бредили руководители Советской России, и взятие Варшавы должно было стать началом «мирового пожара». Впрочем, вместо этого произошло то, что в польской истории называется «чудом на Висле». Армия под руководством Ю. Пилсудского смогла отбить наступление Красной армии, и, в конце концов, забрать даже территории Западной Украины и Западной Белоруссии.

Орёл. Осенью 1919 года этот город оказался конечным пунктом продвижения к Москве Белой армии под командованием А. И. Деникина. Красную столицу, до которой оставалось около 360 километров, деникинцам взять не удалось.

Каховка. В этом маленьком городке в Херсонской губернии на берегу Днепра в 1920 году войска Красной армии создали хорошо укреплённый плацдарм. Войска белых, которым командовал П. Н. Врангель, не смогли его ликвидировать. В результате белым пришлось оставить Таврию и отступить в Крым.

Всего лишь одна строчка из песни «Каховка» оказалась, как видим, кратким конспектом монументального курса истории Гражданской войны, который в то время задумывали советские историки. Они не знали, что страну советов в скором будущем ожидает война более масштабная и более жестокая, которая перекроет собой ужасы и героизм предыдущей.  Настолько, что уже в конце 1960-х годов герои и мученики Гражданской перестанут восприниматься, как примеры для подражания, перестанут вообще восприниматься серьёзно. Чапаев-герой, улицы имени которого были едва ли не в каждом советском городе, народным героем остался, правда уже в качестве персонажа анекдотов.

Что же касается песни «Каховка», она не забылась. Более того, некоторой популярности этой древней советской песне подкинул как раз писатель, которого советская власть записала в антисоветчики, Василий Аксёнов. В конце 1970-х годов старые книги В. Аксёнова не переиздавались, а новые были к изданию запрещены. Одной из таких книг был «Остров Крым», фантастический роман о том, что могло бы произойти, будь Крым не полуостровом, а островом, и если бы на месте Чонгарского перешейка был Чонгарский пролив.

Небольшой спойлер: остров Крым остался осколком Российской империи, неплохо вписавшимся в мировую экономику и живущим безбедно, а по сравнению с Советским Союзом, который тоже существует на карте мира, остров Крым вообще утопает в роскоши.

Действие романа происходит в конце 1970-х годов. А значит, участники Гражданской войны, бывшие белогвардейцы, ещё доживают свою жизнь в Крыму, этом своеобразном русском Тайване. Среди них – отец главного героя романа, Андрея Арсеньевича Лучникова, Арсений Николаевич Лучников. Однажды Лучников-старший слушал грампластинки с советскими песнями, которые сын привёз ему из советской Москвы. Может, кому-то из читателей это неизвестно, но грампластинки были в 1970-е годы единственным качественным носителем звука.

Так вот, советская песня «Каховка», которую ветеран-белогвардеец услышал на одной из пластинок, его буквально обожгла.

Отец прослушал песню несколько раз, потом некоторое время сидел молча и только тогда уже высказался:
— Стихи, сказать по чести, не вполне грамотные, но, как ни странно, эта комсомольская романтика напоминает мне собственную юность и наш юнкерский батальон. Ведь я дрался в этой самой Каховке… И девушка наша, Верочка, княжна Волконская, шла в шинели… по горящей Каховке…


Тогда-то Арсений Николаевич Лучников назвал свой дом на скале Сюрю-Кая, что над Коктебелем, «Каховкой».

История трогательная, вызывающая улыбку и доверие, несмотря на то, что она встроена в фантастический роман. Видать, было что-то серьёзное в этой несложной песенке из проходного эпизода давно забытого фильма, написанной к тому же всего за сорок минут. Правда, Михаил Светлов, вспоминая об этом эпизоде, добавлял: «Прошло сорок минут плюс моя жизнь».


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. История одной песни – Каховка

размышление

Мои твиты

размышление

Мои твиты

размышление

Как Ленин сыграл на электромузыкальном инструменте?

Советские студенты могли бы учиться года на полтора меньше или получить знаний вдвое больше, если бы не замечательный курс марксизма-ленинизма, который изучать приходилось всем. Причём не как-нибудь облегчённо-факультативно, а весьма серьёзно. История КПСС, диалектический и исторический материализм, политэкономия капитализма и социализма научный атеизм и, вишенкой на торте, научный коммунизм. На пять лет учёбы приходилось 6-7 экзаменов, которые попробуй только не сдать. Сдача же любого из «идеологических» экзаменов на тройку приводила к серьёзным материальным последствиям, лишению стипендии.
Главное правило, если тебя насилуют – расслабься и постарайся получить удовольствие. Пусть даже насилию подвергаются твои мозги. С расслаблением получалось неплохо. Все идеологические знания улетучивались из головы мгновенно. Через день после экзамена – кто бы смог вспомнить, когда произошёл 16-й съезд партии большевиков? Оставалось только не очень приятное чувство от того, что тебе в голову засовывали нечто грязноватое и угловатое.
Получить же удовольствие от этого засовывания, удавалось не всем. Но всё же, удавалось. Тонким извращением было посчитать, кого Ильич в своём выдающемся философском труде «Материализм и эмпириокритицизм» обругал больше: Маха или Авенариуса. Хорошо шли ловко оборванные цитаты типа «Было бы величайшей ошибкой думать» или равенства, выведенные из знаменитого: «Коммунизм – это советская власть плюс электрификация всей страны». Чему при этом будет равна советская власть?
Классно вставляли, говоря языком нынешних подростков, также попытки преподавателей доказать, что Ленин гениально прозревал любую отрасль жизни. Тут тебе и «электрон так же неисчерпаем, как атом», и «искусство принадлежит народу», и «учение Маркса всесильно, потому что верно» (а может быть, «верно, потому что всесильно»?)
Эти удовольствия всё же не оказались бесполезными. Выяснилось, что для всякой отрасли советской науки или же социалистического производства имеется гениальное ленинское высказывание. Его следовало знать и обязательно цитировать во вступлении или введении любого текста, начиная от диссертации и кончая годовым отчётом о работе. Такая вот дань всеобщей заидеологизированности, которая уже никого не пугала и не возмущала, а только смешила.
Разным пришлось мне заниматься после окончания высшего учебного заведения, всякие служебные бумажки писать. Но поскольку все мои занятия были равноудалены от искусства вообще и от музыки в частности, о гениальности Ленина, как музыканта мне слышать не приходилось. Нет, про то, что он балдел от «Аппассионаты» все, конечно, знали. В фильмах про детство вождя показывали его матушку, музицирующую на рояле. Но сам Ленин в роли музыканта?
Между тем, исторический факт. В марте 1922 года Ленин научился играть на музыкальном инструменте! Более того, инструмент этот был электронный. Представишь вождя мирового пролетариата с бас-гитарой наперевес, и на душе светлеет.
Учителем Ленина в этом весёлом деле был сотрудник Петроградского физико-технического института Лев Сергеевич Термен (1896 — 1993). В тот день Л. Термен продемонстрировал председателю Совнаркома возможности изобретённой им бесконтактной сигнализации. А потом показал своё второе изобретение, в котором тот же принцип использовался для создания музыки с помощью специального инструмента, который Термен скромно назвал «терменвокс», что в переводе с латинского означало «голос Термена». Над этим инструментом в Физико-техническом институте посмеивались: «Термен играет Глюка на вольтметре».
Молодой институт, где Л. С. Термен с 1919 года занимал должность заведующего лабораторией, не зря назвали Физико-техническим. Перед ним ставилась задача внедрения новых эффектов, открытых в физических лабораториях, в технологическую практику. Случай с Терменом – прекрасная демонстрация того, как серьёзные физические эффекты могут плодотворно применяться в областях весьма далёких от места своего рождения.
Лев Термен к тому времени уже был опытным электриком и радиоинженером. В годы Первой мировой войны он служил в запасном электротехническом полку, который обслуживал военную радиостанцию в Царском Cеле.
В Физтехе Л. С. Термену пришлось решать задачу измерения диэлектрической постоянной газов при различных температурах и давлениях. От значения этой важной характеристики газа зависит максимальное электрическое напряжение, которое диэлектрик выдерживает «без пробоя».
Идея измерения была проста и безыскусна.  Закрытый сосуд с газом и двумя металлическими пластинами – это конденсатор, ёмкость которого определяется как раз находящимся в сосуде газом. Если параллельно такому конденсатору включить некоторую катушку индуктивности, получится колебательный контур, электрическая схема, генерирующая незатухающие колебания определённой частоты. При этом частота генерируемых колебаний будет зависеть от ёмкости конденсатора, а значит, от диэлектрической постоянной газа, запаянного в сосуд. Подставив значение частоты в более или менее сложную формулу, получаем диэлектрическую постоянную газа.
Для того, чтобы увеличить чувствительность измерительной установки, Термен объединил выходы двух генераторов, один из которых, стандартный, создавал колебания определённой неизменной частоты. Сигналы обоих генераторов подавались на входы электрической схемы, гетеродина, которая формировала на выходе сигнал с разностной частотой. Измерение разности сигналов повышало общую точность измерения. Дополнительным достоинством этой схемы было то, что разностная частота попадала в звуковой диапазон. Исследователь не только видел показания стрелочного прибора, но и слышал их. Удобно, не правда ли?
Но лучшее – враг хорошего. На этот раз система оказалась слишком чувствительной. Она реагировала даже на движение руки, которое изменяло общую ёмкость контура, а значит, и тон генерируемого на выходе звука. Это натолкнуло Л. С. Термена на два дополнительных изобретения.
Первым изобретением стала бесконтактная электронная сигнализация, реагировавшая на изменение общей электрической ёмкости контура. Такое изменение, к примеру, могло происходить при входе человека в охраняемое помещение.
Вторым же изобретением был терменвокс. Он имел металлическую антенну, которая являлась одной пластиной конденсатора. Второй пластиной была рука музыканта. Движением руки к антенне или от неё музыкант изменял ёмкость конденсатора. В результате изменялась высота тона выходного звукового сигнала. Прибор воспроизводил музыку! Тембр этой музыки был необычен и создавал впечатление фантастическое и завораживающее. Движением руки у второй, круговой, антенны можно было регулировать громкость звука.
Термен опробовал новый музыкальный инструмент в 1920 году. А в 1921 году он продемонстрировал свое изобретение на VIII Всероссийском электротехническом съезде. Съезд электротехников состоялся следом за знаменитым съездом Советов, на котором В. И. Ленин докладывал о плане всеобщей электрификации России, ГОЭЛРО. Через несколько месяцев Термена пригласили в Кремль, чтобы продемонстрировать оба его изобретения: и охранную сигнализацию, и новый музыкальный инструмент. Тогда-то и состоялась встреча инженера с председателем Совета Народных Комиссаров.
На первом в мире электронном музыкальном инструменте Термен сыграл для Ленина несколько классических произведений. Музыку терменвокса, чтобы она не казалась слишком непривычной, сопровождала на фортепиано секретарь Ленина Лидия Фотиева (у неё, кстати, был диплом об окончании Московской консерватории). Ленин увлёкся необычным музыкальным инструментом и даже вызвался сыграть на нём «Жаворонка» М. Глинки. Первые такты ушли на обучение. Термен стал сзади Ленина и помогал ему правильно двигать руками. Руководителем Ленин был, как известно, гениальным. Он быстро понял принцип управления терменвоксом и доиграл «Жаворонка» самостоятельно.

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Как Ленин сыграл на электромузыкальном инструменте? (на сайте «Эпоним»)

  2. Ленин и электроника

  3. История о том, как из электроизмерительного прибора родилась электромузыка

  4. Star Treck – Termenvox

  5. Операция «мягкое кресло»

  6. «Родина слышит!» - нестандартная прослушка.

  7. Лев Термен в Википедии

  8. Лев Термен. Похороненный заживо

  9. Лев Термен - изобретатель электронной музыки, советский разведчик, политзаключённый и лауреат Сталинской премии

  10. Лев Термен. А ведь мог бы остаться в Америке

  11. Наш советский Тесла!