Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

размышление

Оглавление

promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Как Вольтер заработал свою независимость?


Вольтер. Статуя в Вольтеровской библиотеке
Вольтер. Статуя в Вольтеровской библиотеке

Вольтер (1694 — 1778) считается великим французским писателем, поэтом и мыслителем эпохи Просвещения. Как и все эти деятели, он был человеком не бедным и хорошо образованным. А хорошее образование, соединённое с весёлым и легкомысленным взглядом на жизнь, свойственным всем французам, позволяло не менее весело и легкомысленно рассуждать о вещах, считавшихся священными. Потрясение основ доставляло молодым людям удовольствие едва ли не сексуальное.

Собственно, Вольтер – это псевдоним, которым прикрылся спустя несколько лет Франсуа-Мари Аруэ. Папаша Аруэ был некрупным чиновником казначейства, а мать происходила из не слишком знатной дворянской семьи. Повсюду «недо». Сын же решил сорвать банк, и поняв, что обучение на юридическом факультете вряд ли будет ему полезно, стал журналистом и писателем. Первым гонораром за творчество было заточение на 11 месяцев в Бастилию и изгнание из Парижа в Англию. Вот тогда-то и появился остряк и насмешник с коротким псевдонимом Вольтер.

Будучи отлучённым от Парижа, Вольтер сбежал в Лондон. А возвратившись на родину в 1728 году, он случайно познакомился с математиком Шарлем Мари де ла Кондамином (1701 – 1774).  Финансы Вольтера тогда «пели романсы», то есть, денег молодому гению не хватало. Кондамин тоже хотел заработать. Он-то и предложил приятелю поправить своё состояние относительно честным способом.

В начале восемнадцатого века у Франции, как и у Вольтера, финансовое положение оставляло желать лучшего. Как поступает правительство в тех случаях, когда ему нужны деньги? Оно просит взаймы у населения, выпускает облигации и продаёт их тем, у кого есть желание и возможность финансировать правительство. Облигация – это официальное финансовое обязательство возвратить заимодателю полученные у него в долг деньги с процентами. Естественно, что чем больше процент возврата, тем охотнее будут люди финансировать государство.

Вот только в 1720-е годы французская экономика не процветало, денег на выплату долгов по облигациям не хватало. Поэтому власти сократили процентные ставки по облигациям. Ответом было уменьшение количества людей, желающих преумножить имеющиеся у них деньги, покупая государственные облигации.

Тогда министерство финансов решило стимулировать покупку облигаций. Была объявлена лотерея. Каждый владелец облигации получал право купить лотерейный билет. Билет стоил 1/1000 часть от стоимости облигации. После розыгрыша лотереи победителям выплачивали номинальную стоимость облигации. Это был небольшой, но выигрыш, поскольку номинальная стоимость облигаций была в то время выше их реальной стоимости.

Главный же денежный приз составлял гигантскую сумму в 500 тысяч ливров (что-то около 120 миллионов долларов на современные деньги). То есть, победитель в лотерее стал бы очень обеспеченным человеком.

Будучи математиком, Кондамин разглядел ошибочность предложенной правительством схемы лотереи. Она состояла в том, что стоимость приза превышала общую стоимость лотерейных билетов. Владельцы облигаций на небольшую сумму получали лотерейный билет за более дешёвую плату, чем владельцы облигаций на крупную сумму. При этом оба билета, и дешёвый, и дорогой, давали своему владельцу равное право на участие в розыгрыше. Таким образом, стоило скупить большое число облигаций на небольшую сумму и тем самым приобрести достаточное количество лотерейных билетов, чтобы иметь разумный шанс на получение главного приза. При этом часть денег, потраченных на приобретение облигаций, правительство обязывалось вернуть, выплатив номинальную стоимость тем, кто выиграет в лотерею не самый главный приз.

Если бы у Кондамина хватило денег на то, чтобы провернуть эту аферу самому, он бы, конечно, ограбил родное государство на условиях, предложенных самим этим государством. Однако, таких денег у него не было. Следовало объединиться с другими людьми, создав синдикат для сбора необходимого капитала для покупки, во-первых, облигаций с небольшим номиналом, а во-вторых, лотерейных билетов.

Тут-то Вольтер, у которого денег было ещё меньше, чем у приятеля, показал, что его связи и растущая в широких кругах популярность – тоже капитал. Вольтеровская харизматичность и живое остроумие, а также свойственное любому нормальному человеку (тем более, французу) недоверие к начальству и желание обогатиться сыграли свою роль. Синдикат был составлен.

Реальное нарушение закона можно было усмотреть лишь в одном месте. Лотерейные билеты имели право распространять только небольшое количество нотариусов. Приобретение от тиража к тиражу лотереи большого числа билетов одним и тем же человеком (а хотя бы и несколькими лицами) при этом стало бы очень скоро очевидным. И обнаружилось бы, что какой-то умник приспособился «доить» тех, кто намеривался выдаивать деньги из других. Вольтер подкупил одного из нотариусов, уполномоченных продавать лотерейные билеты, и тот закрыл глаза на подозрительные сделки.

Расчёт приятелей оказался верным. От тиража к тиражу образовавшийся синдикат вкладывал средства в государственную лотерею, стабильно выигрывал, успешно делил выигрыш между участниками и успешно возобновлял капитал для участия в последующих тиражах. Лотерея давала реальный доход!

План был раскрыт только спустя два года. И, как это часто случается, из-за излишней болтливости одного из участников. Угадайте, кто проболтался? Конечно же Вольтер, которому не терпелось весело и живо рассказать максимальному числу собеседников, какой он умный и как он с друзьями ловко обманул правительство. В результате организаторам лотереи стала понятна суть затеи. Где суть, там и суд. Но поскольку всё делалось в рамках закона, наказать Вольтера и его подельников оказалось невозможным. Плохо продуманную лотерею отменили. 

Но за два года участники образовавшейся группы заработали немало денег. Говорят, доля Вольтера при этом составила около 500 тысяч ливров. По-видимому, и Кондамин получил не меньше. Как уже было сказано, 500 тысяч ливров – очень крупная сумма. Оба друга теперь могли заниматься наукой и литературой и не думать о повседневном пропитании.

Кондамин прославился как учёный. Он возглавил экспедицию в Южную Америку, в Анды. Экспедиция попыталась точно измерить длину окружности Земли, чтобы затем определить, является ли Земля идеальной сферой. Оказалось, что наша планета сплюснута у полюсов. Тем самым, наконец, было подтверждено предположение Ньютона о том, что из-за своего вращения Земля не вполне шарообразная. Именно за эти астрономические исследования имя Кондамина сейчас увековечено в небесах. Так называется кратер на видимой стороне Луны. Интересно, что Вольтер внёс свой вклад в прославление великого английского учёного. Именно он сочинил легенду о яблоке, которое, упав на голову Ньютона, сподвигла его на открытие закона всемирного тяготения.

Оказавшись в Южной Америке, Кондамин также проплыл по реке Амазонке, и сделал её карту. В амазонских джунглях он нашёл и привёз в Европу каучук, который образовывался из сока растения гевеи. Также Кондамин обнаружил, что порошок из коры хинного дерева является лекарством от малярии. Занимался он и актуальным тогда в Европе оспопрививанием.

Вольтер же инвестировал свой выигрыш в разнообразные деловые проекты. Имея широкую сеть знакомых, зачастую высокопоставленных, он знал, куда ветер дует, и пользуясь этим, с выгодой покупал и продавал акции определённых предприятий. В результате он преумножил и без того большой первоначальный капитал. В 1776 году годовой доход Вольтера составил 200 тысяч ливров. Сколько это миллионов долларов на нынешние деньги?

С таким доходом Вольтер становился одним из самых богатых людей Франции. Теперь можно было и пофилософствовать. Богатого остроумца принимали в королевских дворах Европы, он был корреспондентом Екатерины II.

Дом Вольтера в Фирне Вольтер
Дом Вольтера в Фирне Вольтер

Но, как говорится, «язык мой – враг мой». Будучи изрядным сплетником, совершенно несдержанным на язык, Вольтер своими действиями, а того больше, языком нажил множество могущественных врагов, среди которых были, например, мадам де Помпадур и прусский король Фридрих Великий, который первоначально благоволил философу.

И тут оказалось, что деньги – хороший защитник. Вольтер купил имение в Ферне на границе Франции и Швейцарии, куда сбегáл, если в Париже над ним сгущались тучи. Спустя некоторое время, оказалось, что он стал кормильцем, а фактически властителем этого городка. Это он указал местным бедным крестьянам, что стоит осваивать ремёсла: изготовление часов и стильной мебели. А на себя он взял комиссионерские обязанности: часы и мебель из Ферне продавал друзьям и знакомым. Даже в России пытался начать широкую продажу мебели фернейского производства. И ввёл-таки в далёкой варварской стране мода на так называемые «вольтеровские кресла». Которыми сам, к слову, не пользовался.

Деньги, которые Вольтер выиграл у французского правительства, он, как видим, вложил в самое лучшее предприятие, в себя. Богатство позволяло ему жить, как он хотел и не сокрушаться о том, что в новомодном парижском ресторане «Прокоп» он съел лишнюю порцию тогдашнего модного лакомства, мороженного. Богатство позволяло ему не стеснять своё блестящее свободомыслие правилами приличия, а писать, о чём хотелось и как хотелось, что приносило славу, а значит, в конечном счёте, и деньги. Богатство защищало Вольтера от мести высокородных или высокопоставленных дураков. И, пожалуй, если бы не его богатство, Вольтера, скорее всего, история забыла и не стал бы он великим писателем и остроумным философом.



Статья опубликована на сайте Жизнь замечательных имён
Жизнь замечательных имён

Полезные ссылки:

  1. Как Вольтер завоевал свою независимость?

  2. Как Вольтер сколотил состояние, сжульничав в лотерею

  3. Оригинал на английском языке

  4. Выиграть лотерею как Вольтер

  5. How Voltaire Made a Killing in the Lottery

размышление

Строить – не ломать. Как генерал Маршалл восстанавливал Европу


Генерал Дж. Маршалл. Художник Thomas Edgar Stephens
Генерал Дж. Маршалл. Художник Thomas Edgar Stephens

Джордж Маршалл (George Catlett Marshall, Jr.; 1880 — 1959) был не маршалом, а генералом армии. Впрочем, в армии США это – высшее воинское звание. Причём всегда генерал армии – единственный, при жизни одного второго не назначают. А кроме того, после Второй мировой войны генерал-победитель стал государственным секретарём США, то есть, по-нашему говоря, министром иностранных дел. И поэтому именно ему пришлось столкнуться с тем, какими страшными последствиями обернулась для Европы только что закончившаяся война.

Европа на пепелище

Положение послевоенной Европы было хуже, чем ужасное. Миллионы европейцев были убиты либо серьезно ранены в боях или при бомбёжках. Более того, потери мирного населения во время Второй мировой войны, впервые оказались несоизмеримо бóльшими по сравнению с потерями среди военных. Военные хоть как-то были защищены, имея в руках оружие. А вот обыватели оказались беззащитными жертвами почти промышленного применения развитых технологий убийства. А сколько мирных жителей Европы – опять же впервые за всю историю – были уничтожены во имя человеконенавистнической идеологии!

Многие города, в том числе ряд ведущих промышленных и культурных центров Великобритании, Франции, Германии, Италии и Бельгии, были разрушены. Американская разведка предоставила Маршаллу сведения о том, что некоторые обширные районы Европы оказались на грани голода из-за того, что боевые действия нарушили сельскохозяйственное производство и производство продуктов питания.

Кроме того, транспортная инфраструктура Европы – железные и автомобильные дороги, мосты и порты - сильно пострадала от ударов военной авиации. Флот многих стран был потоплен или в высшей степени повреждён. Без преувеличения можно было сказать: США осталась единственной мировой державой, структурно не затронутой конфликтом.

Радовало ли это американцев? Пожалуй, нет. Там, где царят разруха и голод, возникают эпидемии. И, что ещё хуже, расцветают красные цветы радикализма.

Джордж Маршалл, советская карикатура – Художники Кукрыниксы, 1951
Джордж Маршалл, советская карикатура – Художники Кукрыниксы, 1951

Во многих странах Европы самыми популярными партиями были коммунисты. Которые – следует отдать им должное – были во время войны самыми решительными борцами с нацистами и фашистами. А вот всякие демократические институты были в большинстве стран послевоенной Европы не популярны и в лучшем случае требовали серьёзной реконструкции.

Пути реконструкции, как экономической, так и политической, были сформулированы на встрече европейских государств во второй половине 1947 года. Примечательно, что приглашения на эту встречу были направлены Советскому Союзу и его государствам-сателлитам. По результатам этой встречи и был сформулирован план американской помощи Европе, который буквально сразу был назван планом Маршалла. Под таким названием он и вошёл в историю. И теперь, пожалуй, трудно сказать, что более известно: план ли, названный именем Маршалла или же сам Джордж Маршалл.

Однако они отказались присоединиться к этим усилиям, якобы опасаясь вмешательства США в их национальные дела.

В чём заключался план Маршалла?

Этот план был принят в 1948 году. На его осуществление отводилось 4 года и более 15 миллиардов долларов. 15 миллиардов в то время составляли 5 процентов валового внутреннего продукта США. Так что вложения Америки в восстановление Европы были серьёзными.

Согласно плану Маршалла, за этот срок следовало восстановить города, промышленность и инфраструктуру. И если инфраструктура и промышленные предприятия должны были полностью обновиться, то большинство европейских городов европейцы, ценившие свою историю, планировали восстановить в их прежнем виде. Пожалуй, единственным городом в Западной Европе, построенным заново, был Роттердам. Да и то потому только, что в 1940 году немецкая авиация буквально стёрла его с лица земли.

План Маршалла по-сталински
План Маршалла по-сталински. «То же самое, но без проблем с механикой»

В рамках восстановления экономик европейских стран предполагалось также, где это было возможно, устранять торговые барьеры между соседними государствами. Тем самым закладывались основы создания будущего Общего рынка, а затем Европейского Союза.  Кроме того, в этой части плана Маршалла были заложены и хорошо простимулированы финансово укрепление экономических связей всех европейских стран с Соединёнными Штатами. Предпочтение отдавалось применению в строительстве и производстве американских товаров и участию в них американских фирм. В ряде стран американский доллар стал более популярен, чем местная валюта.

Кроме экономического восстановления, одной из заявленных целей плана Маршалла была борьба с распространением коммунизма на европейском континенте. Очень часто планом Маршалла американцы шантажировали европейские правительства, препятствуя участию в них коммунистов. Например, в послевоенной Италии, ставшей республикой, коммунисты вполне могли войти в правительство по результатам выборов. Но США заявили, что в этом случае заморозят финансовую помощь стране, и своего добились.

Осуществление плана Маршалла совпало с началом холодной войны западных стран с Советским Союзом. Советский Союз фактически взял под свой контроль большую часть Центральной и Восточной Европы и создал там страны-сателлиты, которые довольно лукаво назывались странами народной демократии. Естественно, что жители этих стран ничего хорошего о плане Маршалла не слышали. По крайней мере, официально говорилось, что это очередной способ, придуманный хитрыми американцами для ограбления народов Европы. Что-нибудь вроде такого пассажа из советской детской книги «Старик Хоттабыч»:

...Пять пароходов, шедших из Америки в Европу с оружием и яичным порошком, и три парохода, возвращавшихся из Европы в Америку с награбленным по «плану Маршалла» ценным сырьем…

План Маршалла оказался также одним из катализаторов создания в 1949 году организации Североатлантического договора (НАТО), военного союза между странами Северной Америки и Европы.

Исполнение плана

План Маршалла предусматривал помощь получателям в основном из расчета на душу населения, при этом более крупные суммы предоставлялись крупным промышленным державам, таким как Западная Германия, Франция и Великобритания. Это было основано на убеждении Маршалла и его советников в том, что восстановление в этих более крупных странах имеет важное значение для общего восстановления Европы.

Тем не менее, не все участвующие страны выиграли одинаково. Такие страны, как Италия, которые сражались с державами оси вместе с нацистской Германией, и те, кто оставался нейтральным (например, Швейцария), получали меньше помощи на душу населения, чем те страны, которые воевали с Соединенными Штатами и другими союзными державами.

Заметным исключением была Западная Германия: хотя к концу Второй мировой войны вся Германия сильно пострадала, жизнеспособная и обновленная Западная Германия рассматривалась как важный фактор экономической стабильности в регионе и как не столь тонкий упрек в адрес коммунистического правительства Германии и той экономической системы, которую построили по ту сторону «железного занавеса» в Восточной Германии.

В целом Великобритания получила примерно четверть всей помощи, предоставленной в соответствии с планом Маршалла, в то время как Франция получила менее одной пятой средств.

Интересно, что за десятилетия, прошедшие с момента его реализации, истинная экономическая выгода плана Маршалла была предметом многочисленных споров. Действительно, сообщения того времени предполагают, что к тому времени, когда план вступил в силу, Западная Европа уже была на пути к выздоровлению.

Несмотря на значительные инвестиции со стороны Соединенных Штатов, средства, предоставленные в рамках плана Маршалла, составляли менее 3 процентов совокупного национального дохода стран, которые их получали. Это привело к относительно скромному росту ВВП в этих странах в течение четырехлетнего периода действия плана

Тем не менее, в 1952 году, экономический рост в странах, получавших финансирование, превысил довоенный уровень, что является убедительным показателем положительного воздействия плана Маршалла, по крайней мере, с экономической точки зрения.

Предполагалось, что деньги, вложенные в восстановление Европы будут безвозвратными вложениями. Однако примерно 5 процентов полученных денег европейские страны возвратили американцам в качестве оплаты административных расходов по реализации плана.

Политическое наследие плана Маршалла

Однако с политической точки зрения наследие плана Маршалла, возможно, говорит о другом.

Учитывая отказ от приёма финансирования со стороны стран социалистического блока, эта инициатива, безусловно, усилила разногласия, которые уже начинали укореняться на континенте.

Стоит также отметить, что Центральное разведывательное управление (ЦРУ), агентство секретных служб США, получило 5 процентов средств, выделенных по плану Маршалла. ЦРУ использовало эти средства для создания «подставных» предприятий в нескольких европейских странах, которые были разработаны для продвижения интересов США в регионе.

Однако в целом план Маршалла хвалили за тот отчаянно необходимый импульс, который он дал европейским союзникам США. Сам разработчик плана Джордж Маршалл сказал: «Наша политика направлена ​​не против какой-либо страны, а против голода, бедности, отчаяния и хаоса».



Статья опубликована на сайте Жизнь замечательных имён
Жизнь замечательных имён

Полезные ссылки:

  1. План Маршалла на сайте «Эпоним»

  2. Marshall Plan (англ.)

размышление

Мои твиты

размышление

Как Муаммар Каддафи стал моим личным врагом (рассказ моей подруги)


Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой.  Даже если и скрывать особенно нечего. Потому  я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову.

Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,  когда не слишком радуешься дням рождения, поскольку чувствуешь, что прибавление лет чревато только неприятными сюрпризами. И,  несмотря на пожелания друзей и родственников, самой себе я уже давно желаю лишь отсутствия всяческих изменений. Всего несколько лет назад была я характером любопытная лисичка и искательница приключений,  но сейчас стала спокойнее и осмотрительнее.  Лета к суровой прозе клонят!

Одним из неприятных сюрпризов, подаренных мне судьбой в прошлом году, было увольнение с работы.  С учетом моего возраста, который я давно уже не указываю в трудовой автобиографии,  это была почти катастрофа. Трудовых своих автобиографий я разослала тысячу, ответов получила с десяток, а на интервью меня не пригласили ни разу. 

Унывать меня жизнь разучила еще в комсомольском возрасте. Поняв, что карьера наемного работника мне уже не светит, я решилась на перемену судьбы.

Заводить приватный бизнес в моем возрасте было почти нереально. Хотя…  При моем профессиональном знании компьютеров и Интернета (которое, к сожалению, не произвело впечатления на потенциальных работодателей)  желание начать зарабатывать  игрой на бирже не казалось придурью дамочки позднего бальзаковского возраста

«Играть на бирже» неправильное выражение. Как бы предполагающее забавы со случаем, словно при игре в рулетку. Но биржа – не казино. Здесь те, кто рискуют, не пьют шампанского никогда.  Это нам упорно повторял преподаватель на Интернет-курсах брокеров. Курсы эти были совсем не бесплатными, но знания давали хорошие. Выбрала я их после долгих поисков в Интернет-форумах и консультаций с теми, кто уже на этих курсах учился.

Немалая сумма, выложенная мною за курсы,  предполагала серьезность в освоении материала. Ну, освоение теории никогда не было для меня проблемой. Сейчас это не имеет никакого значения,  но я окончила институт с красным дипломом, чем долгое время гордилась.  А вот когда дошло дело до практики, я несколько оробела.

Вложив две тысячи долларов на счет одного из американских банков, я получила доступ через Интернет на Нью-Йоркскую фондовую биржу, то есть стала полноправным брокером. В честь этого события мы с Ежиком распили шампанское, хотя особенно праздновать пока было нечего. Договорились отметить в ресторане первые две тысячи заработанных мною долларов. В тот день под шампанским кайфом дата выхода на нулевую отметку расходов казалась мне близкой.

(Кто такой Ежик? Да погодите немного, скоро все про него расскажу)

Я не мечтала стать миллионером. Цель была проще – заработать себе прибавку  к грядущей нищенской пенсии по старости. Эта прибавка обеспечила бы мне достойную жизнь на уровне несколько более высоком, чем  среднестатистический минимум доходов.  А еще избавила бы моего взрослого сына от неприятной  необходимости поддерживать бренное существование престарелой матушки. Я не сомневалась, что если это – не дай Бог – понадобится, мой сынуля поможет мне. Мальчик любил меня и хорошо зарабатывал. Но быть ему обузой не хотелось ужасно.  Тем более, что он недавно женился и они с женой уже подумывали о детях.

Но практика оказалась сложнее, чем это виделось мне в начале. Почти месяц я безотрывно дежурила у экрана компьютера, анализируя  ход биржевых торгов по правилам, которым меня научили.  Программа для трейдинга, с помощью которой я через Интернет связывалась с биржей в Нью-Йорке, имела  режим имитации торговой деятельности. В этом режиме можно было торговать виртуально, не получая реальной прибыли, но и не неся никаких расходов. Когда мои «игрушечные» доходы стали существенно выше таких же «игрушечных» расходов, я решила, что наступило время наливать в бассейн воду.     

Результаты моего выхода на сцену оказались обескураживающими. За несколько дней отрицательный баланс стал еще отрицательнее. Казалось бы, я  действовала по правилам. В день  совершала не более одной сделки, как советовал нам на курсах преподаватель, то и дело повторявший поговорку, что отец драл сына не за то, что проиграл, а за то, что отыгрывался. Входила в сделку, когда тренд был на подъеме. А выходила…  Вот тут-то я и совершала ошибки, чаще всего плана психологического. Когда я постфактум устраивала «разбор полетов» (тоже, как утверждал преподаватель, обязательная фаза  и при выигрыше,  и при проигрыше),  эти ошибки казались очевидными. То  я «соскакивала» с тренда раньше, чем было необходимо,  уменьшая этим доход  на несколько сотен долларов. То, еще чаще, я пропускала момент выхода из сделки. В этом случае потери оказывались более ощутимыми:  не виртуальные упущенные прибыли, а вполне реальные сотни долларов, снимавшиеся  с моего счета.

Если кто думает, что игра на бирже – соревнование интуиций, то он ошибается. Разработаны десятки, если не сотни, математических показателей, предсказывающих, как пойдет дальнейший тренд. Изучение этих показателей и было главным содержанием Интернет-курса для  брокеров, успешно пройденного мной. Показатели, наиболее часто используемые при торговле,  я, как аккуратная зубрилка-отличница, свела в таблицу, которую повесила на стену перед компьютером, чтобы всегда находились перед глазами. Более того, все эти показатели были «зашиты» в программу  трейдера, которой я пользовалась. Поэтому их даже не приходилось вычислять. Только соответствующую клавишу нажми – любой будет перед глазами со всей своей историей. Этакая приборная доска в кабине самолета. Все перед глазами – только знай, куда смотреть.

Но пока же, как я уже сказала, мой самолет чаще «уходил в штопор». После каждой такой финансовой аварии я на несколько дней прекращала активность и в который раз переходила в тренировочный режим, требовавший, кстати, не меньшего напряжения внимания. 

Покидать безопасный тренировочный режим и переходить к реальной торговле каждый раз становилось все труднее. Об этом психологическом барьере нас тоже предупреждал преподаватель. Он весьма советовал обзавестись «группой психологической поддержки», друзьями или хотя бы одним другом, который бы доброжелательно и небезразлично относился к нашим «полетам». Такому другу можно было бы без опасений «слить» свои размышления и сомнения и «подпитаться» от него уверенностью в собственных силах, без которой, как я сказала, преодолевать страхи перед неумолимой реальностью фондовой биржи становилось все труднее. 

С психологической поддержкой было все в порядке: у меня был Ежик.

С Ежиком я познакомилась несколько лет назад на каком-то Интернет-сайте знакомств. Тогда я работала сисадмином в одной фирмочке, и все еще искала приключений на свою голову, словно любопытная лисичка. По полчаса в день – не меньше – я занималась виртуальным флиртом, пестуя свою раскрепощенность и тренируя креативность. Чаще всего Интернет-переписка прекращалась после моего отказа сообщить телефончик или прислать фотографию. Нетрудно понять, что на форуме я выступала не под своей личиной, поместив в качестве приманки фотографию одной похожей на меня дамы с сайта putana.ru. С некоторыми из виртуальных партнеров дело доходило до встречи и даже до кроватки. Сексуальные контакты иной раз бывали молниеносными и одноразовыми, иной раз продолжались несколько месяцев.

Знакомство с Ежиком, против моего ожидания, оказалось длительным и продолжается до сих пор. С учетом нашего возраста мы, можно сказать, были ровесники. Ну, не совсем ровесники, Ежик оказался помоложе. Что – скажу честно – подстегивало и подстегивает мою гордость. Приятно быть объектом обожания мужчины, который моложе тебя хотя бы на несколько лет.

Когда-нибудь мои труды на бирже дадут свои плоды, и я разбогатею. Тогда-то, может быть, для развлечения я начну писать женские романы. Женщины – благодарные читатели, и мне кажется, что  я смогу им о многом рассказать. Вот тогда я и опишу  Ежика во всех сладких подробностях. Естественно, размазав его портрет по нескольким главным и второстепенным персонажам.  Но пока я далека от финансового успеха, отчего и считаю за лучшее спрятать свои планы куда-нибудь поглубже.

Ежик – это не из тех прозвищ, которыми любовники часто обзывают друг друга: киса, рыбка, зайка… Этот псевдоним на сайте знакомств он себе выбрал сам, и я  думаю, что не спроста. Хотя на его колючки я до сих пор не натыкалась. Ну, почти не натыкалась. 

Превосходные качества Ежика-любовника я, как уже было сказано, опишу в своих будущих романах. Но у него было еще одно качество, довольно редко встречавшееся мне в мужчинах. Ежик умел терпеливо выслушать и иногда даже дать дельный совет. Последнее – так считают женщины в наш эмансипированный век – тоже большая редкость.

Собственно  говоря, это с подачи Ежика я заинтересовалась возможностью заработать на финансовых рынках. Однажды, узнав от меня, что я храню свои деньги закрытыми на какой-то стандартной банковской программе, он фыркнул и сказал, что  проценты, начисляемые по банковским программам, ниже платы за ведение банковского счета.

– Таким образом, ты еще доплачиваешь банку за то, что он пользуется твоими же деньгами.

И в ответ на мое робкое возражение, что нет же другой возможности не дать своим сбережениям обесцениться, рассказал о том, что игра на бирже приносит вполне приличный доход. Сам он, не желая слишком углубляться в финансовые премудрости, часть своих сбережений поместил в паевые фонды, что и мне посоветовал.  Паевые фонды? Что это такое, Ежик так и не смог мне толково объяснить. Но Великий Интернет всегда к моим услугам. Вскоре я разбиралась в этом вопросе лучше Ежика и даже помогла ему улучшить его инвестиционный портфель. Услуга за услугу!

Мое желание заняться фондовой торговлей он одобрил. Теперь в часы наших интимных встреч, после совместного головокружительного полета в рай, мы тихо и обессилено, как два кленовых листочка после бури, спускались, обнявшись,  с небес на землю, и я рассказывала ему о премудростях опционной торговли. Или о том, как мне нравится запах его тела.  Соединившись с Ежиком так сказать на уровне ниже пояса, мы стали сообщающимися сосудами и на уровне ментальном. Боже, как редко это случается!

Когда я перешла от теории к практике, вечерние окошки для наших свиданий закрылись. В эти часы на Уолл-Стрите, отделенном от нас восьмью часовыми поясами, начиналась торговля, главное время, чтобы поймать тренд, главное время,  чтобы заработать те несколько сот долларов в день, которые я рассчитывала зарабатывать, запрягаясь в эту телегу. И которые у меня пока никак зарабатывать не получалось.

Ежик с пониманием отнесся к уменьшению своего сексуального рациона. Более того, как пресловутая группа психологической поддержки он оказался на высоте. После разбора полетов я плакалась ему в жилетку, раскаиваясь в совершенных ошибках. А он деликатно, но настойчиво подталкивал меня к новым полетам. Упирая на то, что ему не терпится сходить, наконец, в ресторан за мой счет, как я ему опрометчиво пообещала когда-то.

Скоро сказка сказывается – нескоро дело делается. Два раза я залетала в такой страшный минус, что не будь у меня Ежика, наверняка бросила бы я эту неверную погоню за своим, как говаривал классик, бедным богатством.  Но Ежик у меня был, и я, в очередной раз слив в него грусть-печаль и разочарование, возвращалась на рабочее место, к дисплею. Для того, чтобы  просидев месяц в усердном изучении матчасти, снова становиться на крыло.

Бог финансовой торговли полюбил меня ближе к Новому году.  Я научилась, наконец,  сохранять в ходе торговли благородное безразличие к собственным деньгам и действовать строго по правилам. Я по-прежнему совершала не более одной сделки в сутки, но сделки эти становились все более прибыльными. Как следствие,   все чаще  мой дневной баланс оказывался положительным.

Обещание,  данное Ежику, я выполнила на 23 февраля. В бывший день советской армии мы отпраздновали первую тысячу долларов, перечисленную на мой счет.

- Дай Бог, не последнюю! – Провозгласил Ежик.

- Ежик, ты прелесть! – Сказала ему я, поднимая бокал красного вина. – Если бы не ты, я, наверное, давно бы все бросила.  Давай выпьем за твою силу, мощь и бесценную огневую поддержку. – Тост был как раз в духе старинного милитаристского праздника.  Советские женщины превратили его в праздник всех советских же мужчин, не без основания надеясь на «алаверды» от противоположного пола в следующий через две недели Международный женский день.

«Алаверды» от Ежика не заставило себя ждать. Он предложил в начале марта съездить вместе в Италию.

- Может не повезти с погодой, - вздохнул он, - но потом, боюсь, у меня не будет просветов на работе. Ты ведь еще не бывала в Италии?

Гостиницы в Риме и Флоренции мы выбирали вместе. Великий Интернет и тут пришел на помощь. За  количеством звезд мы не гнались. Единственным моим пожеланием было, чтобы в отеле имелся беспроводный Интернет. Первую заработанную на бирже тысячу долларов я вложила в паевые фонды, которые обещали за неделю нашего пребывания в Италии существенно подрасти.  Все же я хотела держать руку на пульсе и брала с собой в дорогу переносной компьютер, подарок сынули к моему прошлому дню рождения.  Да и вообще, самые свежие новости – в Интернете, самая быстрая почта – электронная, а Скайп намного дешевле мобильного телефона. Факт известный.

Поездка в Италию удалась. Мы с Ежиком вспоминаем с удовольствием даже наш очевидный прокол.  Мы оказались в Венеции в последний день карнавала.

Такого обилия людей я не видела никогда. Роскошные каменные мосты были забиты толпами, которые, казалось, так и стояли на месте, не продвигаясь ни на шаг. Ежик  уже бывал однажды в Венеции и  взялся провести меня к площади Святого Марка кружным путем.  Дворы, дворцы, мостики, церкви были необычайно красивы, и все кишели людьми. Мы не двигались по узким переулкам и мостикам в толпе, а плыли. Было так тесно, что казалось, даже если  поднять ноги, толпа принесет тебя к цели рано или поздно.

У нас получилось поздно. Да,  добрались, наконец, до площади Святого Марка, да, побродили среди нарядно и изысканно одетых и маскированных венецианцев, да сумели с третьего раза сесть на местный морской трамвайчик, «випаретто», идущий к железнодорожной станции. И уже в темноте воткнулись в какой-то поезд,  уходящий с венецианского вокзала Санта Лючия. Куда? Куда угодно, лишь бы выбраться из Венеции!

Двадцать минут я находилась в трогательном единении с итальянским народом, стоя в тамбуре электропоезда. Даже вздохнуть в этой толпе было проблематично.  Ежик оказался  зажатым между стенкой вагона и моим задом, который он всегда считал супер-сексуальным. Правда вряд ли сейчас он ловил от этого кайф. 

Через двадцать минут в вагоне стало свободнее, часть пассажиров вышла на крупной станции. Мы попытались выяснить, куда идет поезд. Оказалось,  в Бергамо.

Но мы не планировали поздно ночью попасть в родной город Труффальдино, и вышли на ближайшей станции, в Вероне.

Нужный нам поезд уходил из Вероны только утром. Мы на такси добрались до центра города и в каком-то баре выпили глинтвейн, чтобы согреться. Все-таки веронская ночь в начале марта была пронизывающе холодна. К нашему удивлению, от выпитого горячего вина с пряностями и у меня, и у Ежика сон куда-то пропал. Вместо того, чтобы искать место в гостинице мы пошли бродить по родному городу Ромео и Джульетты, натыкаясь на ярко освещенные памятники и монументы. Мы, как школьники, целовались в каждой темной подворотне.  И не в темной тоже. И даже не в подворотне.

Во дворе дома Капулетти у китчевой статуи Джульетты мы целовались особенно страстно.

- Спасибо, Ежик, - прошептала ему я,  - ты сделал мне самый лучший подарок на шестидесятилетие.

Даром ночное бдение не прошло. Утром мы заснули, едва сев в вагон, и чуть-чуть не проспали нужную нам остановку. А потом еще дремали друг у друга на плече в каком-то неспешном поезде до Рима  и в электричке до аэропорта.

О том, что в мире произошло что-то серьезное, мы узнали уже в зале ожидания. Ежик, понимавший речь телевизионных дикторов с пятое на десятое, сказал, что вслед за заварушкой в Тунисе, кажется, началась заварушка в Ливии. Итальянцев больше всего волновали толпы беженцев, на любых подручных средствах пересекающих Средиземное море, чтобы осесть в лагерях на острове Лампедуза. Меня же встревожили цифры индексов американской и европейских бирж, которые сменяли друг друга в информационной строчке, бегущей по низу экрана.  Судя по всему, следовало срочно извлекать свои деньги из паевых  фондов. Они ведь наверняка упали в цене вслед за рухнувшими мировыми биржами. Но сейчас предпринимать что-либо было уже поздно.

Вернувшись домой, я первым делом бросилась к компьютеру и увидела, что реальность превзошла мои самые худшие ожидания. Стоимость паевых  фондов упала уже так низко, что я извлекать оттуда свои деньги не было смысла. Я потеряла бы слишком много. Оставалось надеяться на то, что мировые финансовые рынки быстро оправятся от финансового удара, который нанес им полковник Каддафи.

Надежды эти актуальны для меня и поныне. Я потихоньку латаю дыры в личном бюджете, по-прежнему проводя вечера у экрана дисплея. Не хочу распространяться о своих успехах на ниве фондовой торговли. Скажу только скромно: успехи переменные, но тенденция положительная. Моя любимая команда поддержки по-прежнему вдохновляет меня. Может быть, следуй я  призывам Ежика быть более смелой, мои успехи оказались бы более впечатляющими. А может быть, и нет.

Муаммара же Каддафи, который раньше нравился мне за  красивый экстерьер и эксцентричное, хотя и диковатое гусарское поведение, я после возвращения из Италии считала личным врагом. И в этом я была солидарна с Сильвио Берлусконни и с Николя Саркози.  Со злорадным удовлетворением следила я за тем, как войска НАТО расколошматили когда-то бравого полковника-бедуина, а любящий народ расправился с ним не хуже, чем итальянцы со своим дуче где-то к северу от замечательного города Вероны.

02.04.2012

размышление

Мои твиты

размышление

Что такое брутовский рубль?

Суеверия необъяснимы. Ну, с чего, спрашивается, решили, что найденная на дороге подкова – к счастью? Объяснить-то можно (мол, железо в старину было очень дорогим), но нужно ли?

И уж совсем не поддается разумному объяснению, почему так ценятся вещи, оставшиеся после самоубийц или же после казненных. В средние века веревка, на которой повесились или же на которой повесили, стоила дорого. А потому что все считали: этот реквизит приносил счастье. Так что его продажа (иной раз, по частям) была хорошим бизнесом для палачей, врачей и родственников.

Суеверие о том, что человек, ушедший в лучший мир, посредством каких-нибудь артефактов благодетельствует всех, кто пока еще остался в сей юдоли страданий, дожило даже до нашего просвещенного времени.

Что уж говорить о временах не столько просвещенных? Ведь всего сто лет назад многие в России гонялись еще за одним подобным талисманом: за брутовским рублем.

Семен Аркадьевич Брут был кассиром Государственного банка Российской империи. Должность, казалось бы, незаметная, но фамилия Брута была у всех жителей государства если не на слуху, то уж точно на виду. Дело в том, что на всех купюрах, которые выпускал Госбанк, стояли две подписи: управляющего банком и одного из кассиров. Подписи эти с одной стороны подтверждали, что ассигнации – не просто красивые бумажки, а деньги, обязательные к приему по всей империи. Так сказать, от тайги до британских морей. Во-вторых, подписи являлись одним из элементов защиты купюр от подделки. В конце 19-го – начале 20-го века, когда кассир Госбанка С. А. Брут визировал своим факсимиле государственные кредитные билеты, даже самые мелкие, рублевые, «бумажки» нуждались в защите. Один рубль был довольно крупной суммой. Средняя месячная зарплата рабочих и мелких служащих составляла около 20 рублей. Стоимость повседневных продуктов измерялась в копейках, а вот приличный обед в трактире или – бери выше! – в ресторане, мог обойтись и в несколько рублей. Подпись кассира Брута стояла как раз на кредитных билетах небольшого достоинства: один рубль или три рубля.

Строго говоря, подпись кассира Брута играла ту же роль, которую в старые времена исполнял королевский портрет на золотых и серебряных монетах. И поскольку фотографий Семена Аркадьевича до нас не дошло, можно сказать, что его подпись на старых деньгах – единственная память, о нем сохранившаяся.

В 1914 году, говорят, кассиру не повезло. Он растратил крупную сумму денег и, дабы избежать позора, повесился. Говорят, растрата произошла из-за проигрыша в карты. Так это было или не так, теперь не разобраться. Да и то сказать, проверять легенды – задача такая же неблагодарная, как и разоблачение суеверий.

Надо сказать, что в последние годы существования Российской империи практически все запреты на азартные игры были сняты, и количество желающих проверить свою фортуну резко возросло. Опять же, война. Для кого – риск на фронте, а для кого – прибыли, текущие рекой. Одни желали забыться, другим требовалось порастратиться. Сообщество азартных игроков небывало расширилось.

Вот среди них-то и родилось поверье, что рублевый кредитный билет Государственного банка, подписанный Брутом, столь неудачно закончившим свою жизнь, приносит удачу в азартных играх.  Вроде бы кто-то поставил такой рубль на кон в качестве последней ставки – и отыгрался, а потом даже и выиграл крупную сумму.

Как довольно часто случается в среде людей скепсису не подверженных, слух о «счастливом рубле» или же о «брутовском рубле» очень быстро распространился среди азартных игроков. Все стали разыскивать рубли с подписью злосчастного кассира Брута. И опять же, как полагается, пошел слух, что число таких ассигнаций очень невелико. Когда спрос превышает предложение, растет цена. За один «брутовский рубль» давали и двадцать пять, и тридцать обычных, не «брутовских». Между прочим, в 1915 году за четвертную можно было вдвоем пообедать в хорошем ресторане.

Хотя, конечно, никакого дефицита реально не было. Но мы ведь не о реальности, а о предрассудках да о поверьях.

Эти предрассудки и поверья начала 20-го века оставили небольшой слой упоминаний о счастливых «рублях Брута» в современной им, предрассудкам, литературе. Например, в стихотворении Николая Асеева «Скачки», написанном в 1916 году:

Слышу его как в рупор,
спину сгибая круто,
рубль зажимая в руку
самоубийцы Брута

Стихотворение хорошее и совсем даже не о скачках. Впрочем, кто нынче помнит хорошего поэта Н. Асеева? Кто нынче помнит про «брутовский рубль»?

Слухи об удачливости этих рублей гуляли несколько лет до революции. А потом пришел «товарищ Маузер» и всех соискателей сладкой жизни разогнал. А всех любителей поиграть с судьбой в орлянку заставил играть в настоящую «русскую рулетку» и к тому же без правил.

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Брутовский рубль на сайте бонистов "Алтын"

  2. Счастливый рубль кассира Брута

  3. Карточный амулет - брутовский рубль

  4. Народные суеверия в народной медицине и знахарстве

  5. Шудибиль. Настоящий Брут. Брута звали Семен Аркадьевич.

  6. Цены и жалования в Царской России

размышление

Как называли деньги?

Как уже было сказано, на монетах часто изображали профиль короля. В 1640 году, уже в конце царствования Людовика XIII, во Франции появились новые золотые монеты. На них был изображен портрет Людовика XIII, за что они тут же  получили название луидоров (louis d'or — золотой Луи). Луидор чеканили из золота 917-й пробы. Вес этой монеты составлял 6.751 граммов. Он представлял собой кружочек диаметром 26 мм.

Луидоры имели хождение в стране вплоть до революции 1789 года. В революционное время французская денежная единица стала называться франком. Свобода, равенство, братство – и никаких королей!

Впрочем, как говорится, свято место пусто не бывает. В начале 19-го века Франция стала империей. Император Наполеон Бонапарт повелел выпускать золотую монету со своим профилем. Эта монета стала называться наполеондор (Napoléon d'or – золотой Наполеон). Ее стоимость была установлена в 20 франков.

Вообще, поскольку на монетах или на ассигнациях изображали портреты государей,  названия денег, казалось, должны бы довольно легко становиться эпонимами. Но случалось такое не часто. Одно из немногих исключений – сторублевые ассигнации государственного банка Российской империи, выпускавшиеся в 1898 и в 1910 годах. На них изображался портрет императрицы Екатерины II, за что их называли в народе «катеньками». Впрочем, это название, похоже, стало популярным после 1917 года, когда о стабильных дореволюционных деньгах оставалось только мечтать.

В сентябре 1917 года Временное правительство начало выпускать собственные денежные знаки, на которых никаких портретов не было. Однако они получили название «керенки» по фамилии председателя Временного правительства А. Ф. Ке́ренского (1881 – 1970). Характерно, что основная часть «керенок» была пущена в оборот уже при советской власти, после свержения Временного правительства. Керенки выпускались Народным банком РСФСР в 1918—1919 годах и находились в обращении до 1922 года. Из-за грандиозной инфляции эти денежные знаки совершенно обесценились и принимались к оплате целыми листами по 40 штук денежных знаков на каждом. Что называется, на вес. Кроме того, в 1918 году Народный банк РСФСР выпускал кредитные билеты за подписью главного комиссара Народного банка РСФСР, которым был тогда Г. Л. Пятаков (1890 – 1937). Поэтому эти бумажные деньги иногда называли «пятаковками»

В нескольких южноамериканских странах национальные валюты названы в честь знаменитых соотечественников или же предшественников.

Предводитель освободительной войны против Испании Симон Боливар (Simón Bolívar; 1783-1830) – национальный герой Венесуэлы. Поэтому и национальная валюта называется его революционным именем, боливар. Не забудем также, что именем Боливара названа страна Боливия (о чем было рассказано в разделе «И все-таки Колумбия...»), а также широкополая шляпа, которую носили в начале 19-го века и которую, вероятно, в русском языке давно бы забыли, если бы не пушкинская строчка из «Евгения Онегина»:

Покамест в утреннем уборе,

Надев широкий боливар,

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе...

Денежная единица Эквадора с 1884 по 2000 год называлась сукре в честь соподвижника С. Боливара, Антонио Хосе Франсиско де Сукре (Antonio José Francisco de Sucre y Alcalá; 1795 —  1830). В 2000 году эквадорский сукре так обесценился, что его использование стало бессмысленным, и экономика страны полностью перешла на рассчеты в американских долларах. Впрочем, дело боевого революционного генерала не пропало. Расчетную валюту, которая используется в экономическом союзе нескольких латиноамериканских стран социалистической ориентации, объединенных стараниями Уго Чавеса и Фиделя Кастро, назвали сукре. Расчетная валюта – это нечто вроде упомянутого уже французского ливра: в расчетах используется, но в карман не положишь. Название «сукре» – не только память о борце за освобождение континента, но и сокращение названия этой валюты на испанском языке: SUCRE, Sistema Único de Compensación Regional — Единая система региональных взаиморасчётов.

В Сальвадоре с 1919 по 2004 год была своя национальная валюта колон, названная в честь Христофора Колумба (Cristóbal Colón; 1451—1506). С начала 2004 года в Сальвадоре имеет хождение американский доллар. А вот в соседней центральноамериканской республике, Коста-Рике, колон по-прежнему жив и обслуживает не слишком могучую экономику страны, название которой с испанского языка переводится как «Богатый берег».

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Соотношение между советскими и российскими рублями

  2. Все о золоте

  3. Ценность денег в древней Элладе

  4. Монетная система древнего Рима

  5. Менялы как первое звено эволюции банковской системы

  6. Заложить жену в Кенигсберге

  7. Таллеры, доллары, пиастры

  8. Гривна динарию не пара

  9. Герард Доу, «Ростовщик». Легко ли быть ростовщиком

  10. Пиастры - главные деньги истории

размышление

Что такое закон убывающей доходности?

Закон убывающей доходности открыл английский экономист  Давид Рикардо (David Ricardo;  1772 — 1823). Д.Рикардо – один из первых ученых-экономистов. Он изучал вопросы земельной ренты: ее формах и ее экономической сущности.

По этой причине закон убывающей доходности лучше всего объяснять на примере из области сельскохозяйственного производства. Причем, чем древнее производство, тем более понятна сущность этого закона. Посему погрузимся в глубь веков.

Во времена Римской империи Египет был житницей империи. То есть, производство зерна там было товарным. Зерно производили в больших количествах и, главным образом, на продажу. В этом случае процесс производства проявлялся во всей своей очевидности. Земля – средство производства, а труд был олицетворен в виде труда рабов. И то, и другое для землевладельца стоило денег. Возникал вопрос о правильном, наиболее выгодном, вложении.

Самый очевидный способ повышения доходности земли – увеличение числа рабов. Один раб, трудясь на земле в течение года, приносит в результате некоторый доход. Если купить еще одного раба (вложить средства в расширение производства), то доход возрастет, грубо говоря, вдвое. Дополнительная покупка рабов должна кратно повысить доходность.

Но подобный линейный рост доходности в определенный момент прекратится. Ясно, почему это произойдет. Чтобы увеличение количества рабов продолжало приносить доход, должно происходить и увеличение площади обрабатываемой земли.  Вложения в рабочую силу сопровождаются увеличением,  в определенной пропорции, количества обрабатываемой земли.  Пока обрабатываемой земли достаточно, вложение средств в рабочую силу приводит к пропорциональному повышению доходности. Как только этот ресурс (необрабатываемая земля) иссякнет, дальнейшая покупка рабов станет бессмысленной. Увеличение вложения средств в рабочую силу не будет приводить  к кратному повышению дохода.  На каждого раба станет приходиться меньше земли, в силу чего каждый раб будет производить меньше продукции. В этот момент хозяин должен задуматься об изменении характера вложений. Например, прикупить земли или вложиться в мероприятия по повышению ее урожайности. То есть, начать вкладывать деньги в дополнительное приобретение средств производства или в их совершенствование.

Этот простенький пример многим покажется сейчас очевидным.  Но двести лет назад он раскрыл не вполне очевидные истины.  То, что увеличение стоимости в процессе производства происходит в результате объединения стоимости средств производства и стоимости рабочей силы, открыл предшественник Д.Рикардо и во многом его оппонент – Адам Смит. Закон убывающей доходности, открытый Д.Рикардо,  показал, что новая стоимость возникает не в результате механического объединения стоимости труда и стоимости средств производства, а больше похожа на химическую реакцию, потому что происходит в определенной пропорции.

Приблизительно через сто лет это открытие Д.Рикардо вылилось в открытие межотраслевого анализа, которое сделал выдающийся американский экономист русского происхождения Василий Леонтьев (1905 — 1999), получивший за это открытие Нобелевскую премию по экономике. Дело в том, что, в отличие от вышеприведенного примера с обработкой земли, процесс производства в реальной экономике представляет собой объединение стоимостей многих составляющих в различных пропорциях. Для производства автомобилей требуется и некоторое количество стали, и некоторое количество резины, и электрическая энергия, и разнообразные инструменты. В свою очередь, для производства каждой из перечисленных составляющих требуется и некоторое количество автомобилей. Все эти затраты одних продуктов на выпуск других продуктов можно записать в виде таблицы (матрицы). Эту матрицу следует привести к сбалансированному виду такому, чтобы сумма стоимостей по строкам таблицы равнялась сумме стоимостей по столбцам таблицы. Так считается бухгалтерский баланс. Сбалансированная матрица расходов и затрат промоделирует один экономический цикл в рамках отрасли или даже в рамках экономики страны.  В этом случае можно было бы в точности знать, сколько, скажем, электроэнергии следует выработать для того, чтобы обеспечить намеченное производство автомобилей.

Это то, что пытался сделать в советское время Госплан. И то, что у него никак и никогда не получалось. Даже применение вычислительной техники, которое началось в конце 1960-х годов, не позволяло сбалансировать затраты на производство в масштабах страны хотя бы на пятилетний период. Не говоря уже о годовых или месячных планах, которые чаще всего составлялись «от балды» или по достигнутому результату. В общем, плановая экономика, которой так гордился СССР, была далека от плановости. Могучий пароход социалистической индустрии был весь в дырках, словно Тришкин кафтан. И протекал соответственно.

Действие закона убывающей доходности удобно демонстрировать на примере из времен рабовладельческого общества. Но это совсем не значит, что закон этот не актуален  в наше время. Например, на любом предприятии есть бухгалтерия, которая оперативно учитывает  и контролирует результаты производства. Если директор планирует увеличение объемов производства, ему следует увеличить и число сотрудников бухгалтерии, чтобы получать актуальную и объективную информацию. Но в определенный момент бухгалтерия перестанет справляться со своей работой, сколько ни увеличивай количество работников. Это момент начала убывания производительности процесса контроля за производством. Что следует делать умному директору? Модернизировать бухгалтерию: заменить, наконец, счеты на калькуляторы. А еще лучше, заставить «теток» из бухгалтерии применять вычислительную технику.

Уважаемому читателю предлагается самому продумать аналогичный пример с  «дядьками» из механического цеха, которым придется в определенный момент переходить со станков ДиП-25 (что расшифровывается, кстати, как «Догнать и Перегнать» 1925 года производства) на станки с числовым программным управлением.  Ибо с законом убывающей доходности не поспоришь, как с законом всемирного тяготения.

Dura lex sed lex!

Опубликовано на сайте Топавтор
topauthor
Полезные ссылки:

  1. Закон убывающей доходности в современных условиях