Tags: Р.Вайгль

размышление

Кто не стал лауреатом Нобелевской премии?

Согласно завещанию Альфреда Нобеля, премии присуждались еще в двух естественных науках, химии и биологии / медицине, а также в двух гуманитарных областях, в литературе и в борьбе за мир между народами.

Про неудавшихся номинантов в области литературы говорить не станем – здесь слишком мало объективных критериев для выбора. Почему в 1901 году французского поэта Сюлли Прюдома (Sully Prudhomme; 1839 — 1907) предпочли французам же Эмилю Золя или Эдмону Ростану, нам сейчас не понять. А вот на других отраслях сосредоточимся.

В области химии премию не получил Дмитрий Иванович Менделеев (1834 —1907). Его периодическая система элементов – одно из главных открытий в химии. Однако это открытие было сделано еще в  1869 году. А в первые годы существования Нобелевской премии эксперты старались придерживаться слов из завещания Альфреда Нобеля о том, что следует рассматривать открытия, сделанные за предшествующий год. Позже от этого принципа отказались.




Ботаник и физиолог Михаил Семёнович Цвет (1872 — 1919) изобрел один из важных методов аналитической химии, хроматографию. Этот метод до сих пор широко применяется в химическом анализе. За свое открытие он был номинирован на Нобелевскую премию по химии в 1918 году. Вполне возможно, М. С. Цвет получил бы высшую научную награду в последующие годы. Да вот только беда, что этих лет ему отведено не было. В следующем году ученый умер в Воронеже (по некоторым данным, от голода)

Многократно выдвигался на Нобелевскую премию по медицине и биологии Рудольф Штефан Вайгль (Rudolf Stefan Weigl; 1883 — 1957). Он был создателем первой эффективной вакцины против сыпного тифа, болезни от которой в годы войн погибало больше людей, чем от пуль. Кандидатура Вайгля номинировалась на Нобелевскую премию неоднократно, но награды ученый так и не получил. Причем после войны, когда немец Вайгль оказался гражданином Польской Народной Республики, кто-то из «доброжелательных» коллег не поленился «настучать» в Нобелевский комитет, обвинив ученого в коллаборационизме с нацистами. Шведские академики не пожелали скандала, перестраховались и премию по медицине Вайглю не присудили. Хотя Вайгль был бы достойным кандидатом и на Нобелевскую премию мира. Ведь в годы Второй мировой войны во время немецкой оккупации он укрывал в клинике Львовского университета евреев и поляков, а кроме того тайно переправлял вакцину против тифа в Варшавское и Львовское гетто.

Вообще, присуждение или неприсуждение Нобелевских премий мира вызывает больше всего порицаний. Главным образом, потому что здесь наиболее видна предвзятость Норвежского Нобелевского комитета, ответственного за вручение этой премии. Кстати, в списках номинантов на эту высокую награду фигурируют Адольф Гитлер и Иосиф Сталин, политические лидеры, фактически развязавшие Вторую мировую войну.

Наиболее возмутительным случаем не присуждения Нобелевской премии мира стал случай Ирены Сендлеровой (Irena Stanisława Sendlerowa; 1910 — 2008) из Польши. Во время Второй мировой войны эта женщина работала в варшавском Управлении здравоохранения и по должности часто посещала Варшавское гетто. Под этим официальным прикрытием она вывезла из гетто 2 500 еврейских детей. Малышей, спасенных от смерти, передавали в монастыри, частные семьи и в польские детские дома.

Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. В октябре 1943 года Ирену Сендлерову арестовали, пытали и приговорили к расстрелу, от которого ее спасли подпольщики. До конца войны Ирена скрывалась от нацистов.

Оказалось, что и от коммунистов тоже не мешало бы скрываться. Послевоенный просталинский режим не жаловал Сендлерову. Ведь, по мнению новых руководителей, она сотрудничала с «неправильными» патриотами, с Правительством Польши в изгнании и с Армией Крайовой. В 1949 году беременную Сендлерову посадили в тюрьму и допрашивали с пристрастием. Из-за этого ее ребенок родился недоношенным и через одиннадцать дней умер.

В 1965 году израильский музей Холокоста «Яд ва-Шем» присудил Ирене Сендлеровой звание Праведника народов мира. А в 2007 году президент Польши и премьер-министр Израиля номинировали её за подвиг жизни на Нобелевскую премию мира.

Премию Сендлеровой не присудили. Казалось бы, экспертам из Осло лучше знать, кто премии достоин, а кто – нет. Возмущение многих людей в мире вызвал не сам факт не присуждения премии Ирене Сендлеровой, а то, что в этом же году премию мира присудили вице-президенту США Альберту Гору.

Бывает, что обычные люди не в состоянии разобраться, за что присуждаются Нобелевские премии высоколобым ученым. В этом случае приходится доверять знающим людям из Нобелевского комитета – они рассудят по чести и по совести. Однако деятельность Нобелевского лауреата премии мира за 2007 год бывшего вице-президента США Эла Гора мог бы оценить каждый. Достаточно было просмотреть коротенькую беспомощную презентацию об опасности глобального потепления, необходимости бороться с ней и о вкладе в эту бескомпромиссную борьбу свежеиспеченного лауреата. Впечатление, как говорил ослик Иа-Иа, было удручающим. На этом фоне  отговорки Нобелевского комитета о том, что премию мира Сендлеровой присудить невозможно, поскольку присваивается эта премия за действия, совершённые в течение последних двух лет, выглядели именно жалкими отговорками. Тем более, что в следующем году Нобелевская премия мира была присуждена американскому президенту Бараку Обаме. Присуждена фактически авансом, за обещания, которые так и не были выполнены.

Может быть, поэтому падает авторитет Нобелевской премии мира, которую слишком часто выдают непонятным людям или непонятным организациям за непонятную широкому кругу общественности деятельность?

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:


promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Как Рудольф Вайгль спасал человеческие жизни?

Рудольфа Вайгля многократно номинировали на Нобелевскую премию, но он ее ни разу не получил. Более того, он даже не стал членом Польской Академии наук. Здесь, без сомнения, сыграл свою роль национальный вопрос. Может ли быть польским академиком человек с немецкой фамилией Вайгль? Самой большой премии Рудольфа Вайгля удостоил город Львов – 10 тысяч злотых. Большая часть этой премии была потрачена ученым на покупку нового оборудования для лаборатории. Личные приобретения были невелики: хорошая шуба жене и шведский спиннинг самому лауреату, который был заядлым рыболовом.

Но мирной жизни пришел конец. В 1939 году началась Вторая мировая война.  Львов вместе со всей Западной Украиной «въехал» в состав Советского Союза. Институт Вайгля работал по-прежнему. Вакцина против сыпного тифа начала поступать в Красную Армию. Рудольф Вайгль ездил с докладами в Киев, Харьков, Ленинград и Москву. Хрущев, который тогда курировал Украину, обещал ученому звание академика.

К счастью, и этот воз с подарками проехал мимо. 29 июня 1941 года в город вступили немецкие войска. Казалось бы, взошла звезда профессора Рудольфа Вайгля. Как немец по рождению, он мог официально возглавить институт, который – ни у кого не было в этом сомнения – нужен был и Рейху, и его армии. Но Вайгль не подсуетился, не заполнил необходимые документы и не стал «рейхсдойче», так сказать, «немцем в законе». Он предпочел, чтобы пост директора института занял другой человек. За Вайглем же оставался статус научного руководителя с возможностью решения кадровых вопросов.

Этой возможностью Вайгль воспользовался немедленно. Количество доноров для кормления тифозных вшей резко возросло. В их числе были ученые Львовского университета с мировыми именами: математик Стефан Банах, психолог Ян Кройц, географ Евгений Ромер. Это было спасение польской интеллигенции от уничтожения. «Уничтожение» – не  фигура речи, а реальное убийство. Едва немецкие войска вошли во Львов, здесь были расстреляны 28 польских профессоров. Институт Вайгля был для уцелевших от репрессий львовских поляков реальным прикрытием и единственным способом заработать на жизнь. Донорам давали карточки и деньги. А самое главное, у доноров было удостоверение сотрудников института, принадлежащего немецкой армии.

Вайгль помогал уцелеть и евреям тоже. От советских времен в институте осталась партия в 30 тысяч доз. Маркировка ампул была на русском языке. Этими неучтенными вакцинами снабжались больницы во львовском и варшавском гетто.

У Рудольфа Вайгля было право мобилизовать на работу в институте тифа «полезных» евреев, оправдывая это тем, что без таких работников важнейшее производство вакцины против сыпного тифа остановится. Таким образом он приютил под крышей своего института многих еврейских коллег. Пытался он спасти также микробиолога Филиппа Айзенберга, под руководством которого работал в дни Первой мировой войны и с которым начал борьбу с сыпным тифом. Айзенберг в то время жил и работал в Кракове. На приглашение Вайгля приехать во Львов он ответил отказом, надеясь спрятаться в родном городе. Но профессора выследили, арестовали и отправили в лагерь смерти Белжец, где он и погиб.

Уходя от наступающих советских войск, немцы в 1944 году эвакуировали институт Вайгля на территорию Польши. Когда Красная Армия вошла в Польшу, институт закрыли. В 1945 году Рудольф Вайгль переехал в Краков и стал заведовать кафедрой в Институте общей микробиологии Ягеллонского университета. В Кракове началось производство противотифозной вакцины.

Но «своим» в новой Польше профессор Рудольф Вайгль не стал. В 1948 году его в очередной (и в последний) раз номинировали на Нобелевскую премию. На этот раз присуждению премии помешали польские коммунистические власти.  Они направили в Нобелевский комитет письмо, в котором Вайгля обвиняли в сотрудничестве с гитлеровцами. Формально таковое сотрудничество имело место, и Нобелевский комитет, в который раз, решил премию создателю вакцины против сыпного тифа не присуждать.

Через некоторое время Вайгля отстранили от работы в микробиологическом институте и перевели преподавателем на кафедру биологии Медицинского университета в Познани. Это был закат жизни. Вайгль вышел на пенсию, поселился в городе Закопане и вскоре там скончался.

О его заслугах в спасении множества людей в годы войны в коммунистической Польше старались не вспоминать по многим причинам. В том числе и потому, что вакцина из института Вайгля уходила и к польским партизанам антисоветской Армии Крайовой. Опять же, спасенные им польские ученые числились у тогдашнего руководства ненадежными буржуазными специалистами. Каковыми, честно говоря, они и были. Спасение евреев из гетто тоже было темой не популярной. О Холокосте старались не говорить. Не было, и все.

Оказалось, что было. Гуманный подвиг Рудольфа Вайгля был признан. В 2003 году израильский институт «Яд ваШем», который занимается исследованием и увековечиванием памяти Холокоста, присудил Рудольфу Вайглю звание «Праведник народов мира». Это звание присуждается тем, кто в годы Второй мировой войны, рискуя жизнью, спасали от уничтожения европейскийх евреев. Диплом и медаль были вручены внучке Вайгля, Кристине Вайгль-Альберт.


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Rudolf Weigl в Википедии (англ.)

  2. The genius of Rudolf Stefan Weigl (англ.)

  3. Стефан Банах в Википедии

  4. Кормильцы вшей  в Википедии(англ.)

  5. Рудольф Вайгль: Вечно чужой

  6. Номинации на Нобелевскую премию Рудольфа Вайгля

  7. Рудольф Вейгль,спасший человечество от тифа

  8. Рудольф Вайгль: подвиг длиною в жизнь

  9. Рецензия на книгу «Фантастическая лаборатория доктора Вайгля» (англ.)

размышление

Сыпной тиф. Почему было трудно создать вакцину?

Переносчик сыпного тифа был известен уже давно. Его обнаружил в 1909 году французский ученый Шарль Николь. В 1928 году Ш.Николь получил за свое открытие Нобелевскую премию по медицине.

Оказалось, что сыпной тиф переносит платяная (нательная) вошь. Биологи доказали, что платяная вошь – относительно новый вид паразитов человека. Он отделился от родственного ему вида головных вшей приблизительно 70 тысяч лет назад, когда человек начал носить одежду. Платяная вошь стала жить и размножаться на одежде, а питаться – переползая с одежды на тело.

Пока одежда регулярно стирается и гладится, платяные вши не опасны. Но во время войны, когда форму одевали миллионы человек, а о регулярной бане можно было только мечтать, начинался «пир победителей». И, соответственно, эпидемии сыпного тифа.

Микроб-возбудитель сыпного тифа тоже был открыт еще до Первой мировой войны. Им оказался особый вид бактерий, риккетсии. Название этому виду дали по фамилии американского патолога Говарда Риккетса (1871—1910), который умер через несколько дней после выделения этого болезнетворного микроба из крови больных сыпным тифом. В 1913 году австрийский биолог Станислав Провачек повторил открытие Риккетса. Сам Провачек трагически погиб в 1915 году, во время борьбы с эпидемией сыпного тифа в одном из лагерей военнопленных. В 1916 году в его память возбудитель сыпного тифа получил название «риккетсия Провачека». Как видим, совсем не теплой и безопасной была должность эпидемиолога, которую во время Первой мировой войны  занимал Рудольф Вайгль. Ведь надежного лечения сыпного тифа тогда не было. Не была также разработана и вакцина против сыпного тифа, созданием которой занялся Рудольф Вайгль после войны.

Трудность этого дела состояла в том, что возбудителя сыпного тифа, ту самую риккетсию Провачека,  нельзя было вырастить на обычных питательных средах, как других микробов. Риккетсии могут жить только внутри клеток живых клеток, они являются внутриклеточными паразитами. Но в организмах лабораторных животных риккетсии сыпного тифа не приживались и не накапливались в достаточных количествах для производства вакцины. Как следовало поступить в этом случае? Вайгль придумал методику выращивания возбудителя сыпного тифа прямо в организме платяной вши.

Метод Вайгля состоял в том, чтобы выращивать здоровых платяных вшей, в течение приблизительно 12 дней, затем заражать этих вшей микробами тифа и растить уже зараженных вшей еще 5 дней. После этого вшей перемалывали в пасту, которая являлась сырьем для производства вакцины.

А теперь – естественный и совсем не эстетичный вопрос. Где содержать и чем кормить эту самую платяную вошь, пока она «нагуливает» в себе необходимое количество возбудителей сыпного тифа? Ведь по всем расчетам количество вшей, достаточное для производства вакцины против сыпного тифа, измерялось тоннами.

Ответ был тоже не слишком эстетичный. Кормить вшей следовало человеческой кровью. Если микробы находились в организме вшей, паразитировавших на лабораторных животных, например, морских свинках, эти микробы вызывали тиф только у морских свинок.

Поэтому профессор Вайгль разработал метод кормления вшей человеческой кровью для того, чтобы изготавливать из этих вшей вакцину против сыпного тифа. Вшей содержали в специальных коробочках, ловушках-питомниках. Одна сторона этих ловушек была покрыта мембраной, которая не позволяла вшам выползать наружу. Однако если ловушки прикладывали мембраной к телу человека, блоха могла через эту мембрану кусать человека и пить его кровь, питаясь сама, и размножая в своем желудке микробов сыпного тифа.

Кстати, вшей заражали тифом под микроскопом. При 30-кратном увеличении специально обученные лаборанты ставили насекомым клизму. Инструменты для этого были созданы самим Р.Вайглем собственноручно. Лесковский Левша, якобы подковавший блоху, нервно курит в сторонке. Ставить клизму вошкам – это, знаете ли, достижение...

Работы по созданию вакцины против сыпного тифа начались в 1920 году сначала на медицинском факультете Львовского университета, а потом в специально открытом для этого институте, Институте тифа и вирусологии. Здесь уже в 1933 году было открыто производство вакцины против сыпного тифа. Для кормления вшей нанимали доноров-добровольцев. Ловушки-питомники привязывали к бедру ноги или на изгиб руки. Оказалось, что это – лучшее место для питания вшей. Доноры вакцинировались против тифа уже изготовленной вакциной. Производство вакцины методом кормления вшей все же оставалось достаточно опасным для доноров.

Нечего и говорить, что, прежде всего эту методику Рудольф Вайгль испытал на себе. В результате испытаний он заболел сыпным тифом, но не умер. Его жена тоже была в числе первых доноров.

Едва институт Вайгля начал производить противотифозную вакцину, ее тут же стали использовать. В 1920-х годах благодаря массовой вакцинации была остановлена эпидемия сыпного тифа в предгорьях Карпат. В 1930-е годы бельгийские миссионеры проводили вакцинацию населения района Внутренняя Монголия, который находится в Китае и остановили эпидемию местного населения. От тифа перестали умирать и сами миссионеры.  В 1936 году эпидемия тифа была остановлена в Абиссинии, где шла война. Таким образом, вакцина была опробована в широком масштабе и показала свою результативность.



Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Милан Даниэль. Тайные тропы носителей смерти.

  2. Самое влиятельное животное

размышление

Как не получить Нобелевскую премию? - Микробиолог Рудольф Вайгль

Ну, все! Нобелевские премии за 2016 год присуждены, интрига закончилась, ждем следующего года.

Впрочем, нет. Среди многих интересных сюжетов, окружающих присуждение самых известных премий в мире, есть еще один вопрос, вспыхивающий довольно часто. Одобряя решение Нобелевского комитета или удивляясь ему, мы иной раз вспоминаем тех ученых, литераторов или общественных деятелей, которые Нобелевскую премию не получили, хотя, без сомнения, были ее достойны. Почему, спрашивается?

Ответить на этот вопрос невозможно. Архивы Нобелевского комитета засекречены строже архивов Генштаба. Это избавляет суровых шведов от многих неприятных разбирательств. Например, говорят, что в 1939 году всерьез рассматривался вопрос о присуждении Нобелевской премии за миротворческую деятельность подписантам Мюнхенского соглашения.  Не начни Гитлер в сентябре того же года мировую войну, он мог бы оказаться официально признанным миротворцем.

Но списки тех, кого представляли на Нобелевскую премию, не секретны. И иногда над этими списками стоит поразмышлять о ветрености Фортуны. А можно поразиться удивительным биографиям удивительных людей.

Один из таких удивительных людей – Рудольф Вайгль (Rudolf Weigl; 1883-1957). Его номинировали на Нобелевскую премию по медицине 10 раз подряд, с 1930 по 1939 год. И номинировали за выдающееся открытие, о чем будет сказано ниже.

Если бы в 1939 году Рудольфу Вайглю, наконец, повезло бы, советская наука вполне могла бы гордиться еще одним нобелевским лауреатом, благоприобретенным. Потому что в 1939 году Львов вдруг стал одним из городов советской Украины. А Р.Вайгль был известным профессором здешнего университета. Его основная научная деятельность проходила в стенах Львовского университета. И главная часть жизнь Рудольфа Вайгля была связана со Львовом.

Львов – город удивительный, и был он таким всегда. Он процветал, находясь на перекрестье дорог и на границе нескольких стран. Именно поэтому население Львова издавна было  многонациональным, многоконфессиональным и многоязычным. Посему львовяне рано научились европейским манерам: взаимной терпимости и взаимному сотрудничеству. Когда в 1648 году Львов осадили войска Богдана Хмельницкого, все общины, проживавшие в городе, действовали совместно: собрали немалые деньги, чтобы откупиться от этого разбойника.

Рудольф Вайгль родился в Моравии в немецкой семье. Его отец умер, когда мальчику было 5 лет. Поэтому Рудольфа воспитал отчим-поляк. Воспитал польским патриотом, как это не покажется странным. Родным своим языком Вайгль считал в равной мере и немецкий, и польский.

Отчим Рудольфа был учителем гимназии в городе Стрый. Вполне возможно, что одним из его учеников был местный уроженец Степан Бандера, учившийся здесь между 1919 и 1927 годом. Эту же гимназию, но гораздо раньше, окончил и Рудольф. Окончил и уехал во Львов, учиться в университете.  Рудольф Вайгль стал студентом кафедры зоологии биологического факультета. Заведовал кафедрой профессор Иосиф Нуссбаум, который в свое время учился в Новороссийском университете в Одессе у знаменитых ученых И.И.Мечникова и А.О.Ковалевского.  По окончании учебы Рудольф Вайгль был оставлен при кафедре ассистентом.

Он начал заниматься микробиологией. Тогда эта наука была передовым фронтом биологической науки. Ученые совсем недавно открыли для себя мир бактерий и микробов. Оказалось, что эти невидимые глазом живые существа являются причиной страшных болезней.  Микробиология, раскрыв причину эпидемий, уничтожавших миллионы людей, смогла найти и возможности защиты от этой опасности. Микробиологи начали разрабатывать и производить вакцины от самых губительных болезней.

С одной из таких болезней Рудольф Вайгль столкнулся во время Первой мировой войны, когда был мобилизован в австро-венгерскую армию. Как специалиста его направили в микробиологическую лабораторию. Этой лабораторией руководил знаменитый микробиолог Филипп (Пинкас) Айзенберг.

Оказалось, что на войне солдаты гибнут не только от штыков и пуль. Инфекционные болезни уносили десятки тысяч человеческих жизней. Самой «кровожадной» болезнью оказался сыпной тиф, который возникал как раз во время войн и сопутствующих войнам вынужденной скученности, голода и антисанитарии. Как известно армия Наполеона, отступая из Москвы, понесла самые большие потери не от морозов и не от набегов партизанских отрядов, а от сыпного тифа.

С началом Первой мировой войны эпидемии этой болезни вспыхнули во всех воюющих армиях. В австрийской армии заболело 120 тысяч человек. Смертность от сыпного тифа была очень высокой. В лучшем случае умирали 20 процентов заболевших. Но вдали от врачей погибало и 80 процентов больных. Лаборатория Айзенберга боролась с эпидемиями сыпного тифа, возникавшими среди австрийских солдат и в лагерях русских военнопленных, которые находились в Чехии и Моравии.

После войны борьба с сыпным тифом стала делом жизни Рудольфа Вайгля. В 1919 году он стал руководителем медицинской лаборатории в городе Перемышле, где начал фундаментальные исследования этой болезни, а затем перебрался во Львов.


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Рудольф Вайгль в Википедии

  2. Stefan Kryński. Rudolf Weigl (1883-1957) (англ.)