Tags: спорт

размышление

Благодаря кому появились современные шахматные фигуры?


p188-880.jpgКаждый из нас когда-нибудь учился играть в шахматы. Не все в этом преуспели. Многие остались на уровне великого комбинатора Остапа Бендера, который твёрдо знал, что первый ход пешкой e2 – e4 никаких неожиданностей не принесёт, а там – видно будет. Но уж основы правил: какие бывают шахматные фигуры и как они ходят, выучили все.

Заметим, что запомнить форму шахматных фигур (их для каждого цвета 6, а всего 12) совсем не сложно. Даже трёхлетнему малышу это под силу. Дело в том, что форма у всех шахматных фигур почти всегда одинаковая, стандартная.

С одной стороны, это удивляет. Ведь в карточных играх, которые не менее популярны, чем шахматы, рисунки на картах (а их, с учётом тузов, 16, да ещё иногда один джокер) не стандартизируют. Более того, часто выпускают сувенирные наборы карт с очень своеобразными, иной раз, весьма фривольными, картинками. Почему бы и форму шахматных фигур не разнообразить под стать картам?

Но с другой стороны, стоит немного подумать, и всё становится понятным. Дело в том, что, играя в карты, мы сначала смотрим не на картинку, а на значение карты и на масть. А они тоже стандартизированы и изображаются единообразно в двух противоположных углах каждой карты. Только приняв решение и сделав ход, можно полюбоваться на картинку, которая для карты есть не более чем красивое платье для человека. Но и не менее.

В шахматах же значительность фигуры определяется её формой. И если форма шахмат от набора к набору меняется, это затрудняет и замедляет игру. Поэтому в данном случае – да здравствует единообразие!

Конечно, нестандартные шахматные наборы существуют, но чаще всего это – сувениры. Если кому-нибудь захочется всерьёз поиграть такими шахматами необычной формы, он тут же почувствует, как это неудобно, словно бежать со связанными ногами.

Шахматы были популярны в Европе издавна и сначала форма фигур была самой разнообразной. Но поскольку чаще всего в эти шахматы играли несколько человек, они довольно быстро привыкали к фигурам «собственной» формы, и это им не очень мешало.

По мере роста числа шахматистов росло и число шахматных наборов. В каждом из шахматных клубов: в парижском кафе «Режанс», в венском «Централе», в лондонском «Святом Георге» играли фигурами собственной, особенной, формы. А в той же Великобритании имелись ещё и наборы шахматных фигур с красивыми названиями Калверт, Эдинбург, Лунд, Меррифилд и многие другие. И форма фигур в каждом отличалась от таковой в других наборах.

И, оказалось, что это уже было не очень удобно. Во-первых, многие фигуры имели довольно сложную форму и потому были весьма дорогими в изготовлении. Во-вторых, хотя собственная форма – это прекрасно, но некоторые фигуры становились неуклюжими и очень легко опрокидывались. В-третьих, некоторые фигуры были настольно изящны, что разбивались, упав на пол, будто стеклянные. Ну, и конечно, как было уже сказано, из-за множества различных стилей стало трудно во время игры определять шахматные фигуры, если приходилось играть в незнакомом месте с иным набором шахматных фигур. Неудобство стало очевидным, разностилье в дизайне фигур попросту мешало играть. Это неудобство становилось трагическим, если проводились международные соревнования и чемпионаты. В каждой стране были наборы шахматных фигур собственной формы, да ещё и не по одному такому набору.

И тут появился ещё один набор. Его запатентовал в марте 1849 года Натаниэль Кук, а за выпуск взялась известная лондонская компания Джона Жака (John Jaques & Son), специализировавшаяся на производстве оборудования для различных игр: карточных колод, шаров и молотков для крикета, и шахматных наборов тоже. Кстати, Натаниэль Кук приходился зятем хозяину компании Джону Жаку. Ничего личного, только бизнес!

Новые шахматные наборы с изящными фигурками из слоновой кости поступили в продажу 29 сентября 1849 года. Компания Жака правильно оценила высокий потенциал рынка. Любителей шахмат к середине 19-го века было много и были они, как правило, людьми состоятельными. Для любителей же шахмат победнее выпускали наборы деревянных фигур. Начало продаж новых шахматных наборов сопровождала массовая реклама. Натаниэль Кук был редактором крупной газеты, в которой печатал свои статьи лучший шахматист Великобритании, Говард Стаунтон (Howard Staunton; 1810 — 1874), который по факту считался тогда и лучшим шахматистом мира. В день начала продаж в своей колонке Стаунтон одобрил дизайн фигур и рекомендовал своим читателям пользоваться именно набором компании Жака. Буквально в следующем номере новые шахматные фигуры были названы «стаунтоновскими». Чуть позже Стаунтон ставил свою подпись на внутренней части шахматных досок, которые выпускала компания «John Jaques & Son». А в рамках одного из мероприятий к каждой коробке придавали бесплатно учебник шахматной игры Стаутона.

Дизайн фигурок, в самом деле, был отличный. Самой высокой фигурой на доске был, естественно король. Без утяжеления его «рост» был 3.5 дюйма (8.9 см). Выпускались и более высокие фигурки королей, 4.4 дюйма (11.1 см), но для того, чтобы они были устойчивыми, их утяжеляли. Соответственно утяжеляли и другие фигуры набора. Король был увенчан высокой короной с крестом, у ферзя (то есть, у королевы) корона была пониже, с шариком. Наше время толерантное, поэтому сейчас чаще всего корону короля венчает не крест, а острие.

Слон или офицер по-английски называется «bishop» («епископ»), поэтому его венчает подобие митры католического священоначальника. Силуэт коня скопировали с конской головы, изображённой на афинском Парфеноне. Это было не просто поклонение античным образцам. В начале 19-го века прогремел скандал с мраморными рельефами, которые вывез из Греции британский коллекционер лорд Элгин. Так что профили парфенонских коней были известны широкой публике. Ладья копировала башню средневекового замка. Первоначально изготовители метили фигуры, которые должны были стоять на королевском фланге, крестиком.

Стаунтон использовал свой чемпионский авторитет для того, чтобы внедрить «стаунтоновские» шахматные фигуры во всех европейских шахматных клубах. Большого сопротивления со стороны шахматной общественности это не вызвало. Фигуры, действительно, оказались удобными и для шахматистов, и для зрителей, наблюдавших за игрой. Фигуру высотой около 10 сантиметров трудно не заметить, даже издалека.

Тому, что стаунтоновские шахматные фигуры стали фактическим стандартом, способствовала и относительно невысокая стоимость этих наборов. Кроме того, компания «John Jaques & Son» выпускала и более дешёвые наборы шахмат с более мелкими фигурами, повторяющими, однако общий дизайн.

Сейчас руководящие органы шахматных турниров указывают в положении о турнире, что игра должна вестись только стаунтоновскими фигурами. Это требование считается само собой разумеющимся и никем не оспаривается. Более того, стаунтоновские фигуры так прочно вошли в общественное сознание, что теперь любой человек, интересующийся шахматами, говоря о любимой игре, представляет шахматные фигуры именно такими, какими сто пятьдесят лет назад их изобразил Натаниэль Кук и изготовил из слоновой кости Джон Жак. Кстати, с 1939 года компания Жака прекратила использовать слоновую кость для выпуска своих изделий, отреагировав на критику защитников природы вообще и африканских слонов в частности.




Статья опубликована на сайте Жизнь замечательных имён
Лого для рассылки.jpg

Полезные ссылки:

  1. Что такое стаунтоновские шахматные фигуры?

  2. A Brief History of the Staunton Chess Pattern

  3. Игральные карты. История и удивительные колоды

  4. Пинап игральные карты

  5. The Conventional Chess Sets from 1700 to the introduction of the Staunton Design (1849)

  6. English Chess Sets

  7. The Art of Pin-Up decks

promo eponim2008 september 21, 2020 12:37 3
Buy for 10 tokens
Женщинам дозволено кокетство. Скрывать свой возраст у прелестных дам стало общепринятой причудой. Даже если и скрывать особенно нечего. Потому я в начале моего рассказа тоже пококетничаю немного и своего возраста сразу не назову. Скажу только, что нахожусь я на том отрезке женской жизни,…
размышление

Как Том Хикс победил в олимпийском марафоне?

Веселая песенка про допинг в спортивных соревнованиях началась очень давно. Один из первых случаев в этой области, зарегистрированный в анналах  Олимпийского движения, имел место на Олимпийских играх в 1904 году.

Это были третьи Олимпийские игры. После Афин и Парижа Международный Олимпийский комитет принял решение провести игры на другом континенте, в Америке. Кандидатами на проведение спортивного праздника были два самых крупных города США, Нью-Йорк и Чикаго. В «запасе» находились еще два города: Буффало и Сент-Луис.

Как ни странно, повезло последнему. Почему? Потому что в том же, 1904 году в Сент-Луисе должна была произойти Всемирная выставка. Выставку эту приурочили к 100-летию покупки Луизианы, огромной территории, включающей бассейн реки Миссисипи. В 1803 году американцы купили Луизиану у Франции и, благодаря этой покупке, увеличили площадь своей страны едва ли  не вдвое.

Сейчас Олимпийские игры – выдающееся событие, привлекающее к себе миллионы (если не миллиарды) зрителей, но в 1904 году Всемирная выставка была событием гораздо более крупным. Поэтому Пьер де Кубертэн решил перевести игры третьей Олимпиады  в Сент-Луисе, чтобы, так сказать, «поймать тренд» или же «вскочить на подножку трамвая», каковым трамваем должна была быть Всемирная выставка. Предполагалось, что посетители выставки с удовольствием посетят экзотические соревнования джентльменов, выясняющих между собой кто из них «champion». Это английское слово, восходящее к латинскому слову «campio» («боец»), еще не стало международным. Кроме того, в программе тех Олимпийских игр была уж совершеннейшая экзотика, «Антропологические дни». На глазах у просвещенной белой публики соревновались в беге, прыжках, стрельбе из лука и метании копья представители других  рас: эскимосы, филиппинцы, индейцы и африканские пигмеи. Расизм тогда еще не был ругательным словом, и чаще всего сопутствовал пристальному интересу к жизни представителей слаборазвитых народов. Как там у черных?

Белые же господа соревновались в академической гребле, борьбе и боксе, плавании, теннисе, в тяжелой атлетике и в атлетике легкой.

Одним из видов легкоатлетических соревнований, тогда, так же как и сейчас, являлся марафонский бег.

Вид спорта, что и говорить, изматывающий. Пробежать больше 42 километров, да еще по 33-градусной жаре, да еще в духоте окрестностей великой реки, да еще по холмам и по пыльным дорогам вокруг Сент-Луиса! Пыль поднималась столбом не только из-под ног бегунов, но и из-под колес автомобилей, сопровождавших пробег.

Так что когда на стадионе Сент-Луиса финишировал победитель – американский марафонец Фред Лорц, две тысячи зрителей встретили его с восторгом. Он был победитель, и он намного обогнал других бегунов! Ура, ура, ура чемпиону!

Чемпионом Лорц пробыл совсем не долго. Через час на дорожке стадиона появился второй победитель. Томас Хикс, тоже американец, еле передвигал ноги, но смог дотянуть до линии финиша, после чего упал без сознания. Пришел в себя он только на следующий день. Пришел в себя, чтобы стать победителем олимпийского марафона.

Дело в том, что один из наблюдателей, сопровождавших марафонцев на автомобиле, сообщил, что Фред Лорц «смухлевал». После девяти миль бега (14.5 километров), он выдохся, и хотел сойти с дистанции. Но тренер Лорца подсадил бегуна в свой автомобиль, в котором тот и проехал следующие 11 миль (17.7 километров). Когда машина сломалась, Лорц, немного отдохнув, продолжил бег. Он пробежал последние пять миль (8 километров) и прибыл на стадион первым.

Будучи изобличенным, Фред Лорц не стал запираться и сказал, что это была только шутка, и он не претендует на золотую олимпийскую медаль. Так Томас Хикс из Массачусетса стал олимпийским чемпионом в марафонском беге.

Но и победа Хикса тоже оказалась «нечистой». Как признался позже его тренер, Шарль Люк, за семь миль до финиша (11.3 километра) Хикс упал в обморок. Чтобы привести спортсмена в сознание, тренер сделал ему инъекцию 1 мг стрихнина и дал глоток французского коньяка «Rémy Martin».

Стрихнин – сильнейший яд, но в микродозах работает, как возбудитель. Коньяк тоже стимулирует сердечную деятельность. Хикс продолжил бег, но за 4 мили от финиша опять выдохся, и тренер сделал ему повторную инъекцию стрихнина. После этого в сопровождении тренера походкой более или менее напоминающей бег, Хикс добрался до вершины последнего холма, приблизительно в двух милях (3.2 километра) от стадиона. С этого холма уже была видна арена. Зрители тоже увидели Хикса и горячо его поддержали. Благодаря этой поддержке болельщиков и на остатках воли Томас Хикс завершил марафонскую дистанцию.

По нынешним меркам тренер Хикса применил допинг. Но тогда организаторы игр не фиксировали на этом внимание. Может быть, потому, что к организации Олимпийских игр в Сент-Луисе и без того было множество претензий. В частности, если возвратиться к марафону, трасса его была проложена плохо. Про облако пыли, сопровождавшее забег, уже говорилось. Но, кроме того, на трассе был всего один источник воды, колодец в 12 милях от старта. Никакой другой «подпитки» предусмотрено не было. Некоторые участники забега попросту воровали фрукты в садах на пути марафона. А некоторые вынуждены были сойти с трассы из-за нападения собак. Марафон 1904 года до сих пор считается самым плохо организованным марафоном за более чем столетие, в течение которого проводятся Олимпийские игры. Дошло до того, что  после Сент-Луиса организаторы задумались о том, не отменить ли этот бег на сверхдлинную дистанцию вообще. Но все же марафонский бег в программе Олимпийских игр остался.

Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. The worst of the modern Olympics (англ.)

  2. Биография Тома Хикса на Wikipedia (англ.)

  3. Rouh day at olympic Marathon 1904 (англ.)

размышление

Почему умножаются женские виды спорта?

womenfootballКак известно, в Древней Греции на олимпийские игры женщин не допускали, даже в качестве зрительниц. Я бы сказал, особенно, в качестве зрительниц. Ведь участники игр выступали обнаженными.

Тем более, что у древнегреческих олимпийских игр была довольно прикладная направленность. Это были соревнования в единоборствах, которые так или иначе могли пригодиться в бою или, в крайнем случае, в драке. Ни в боях, ни к драках женщины традиционно не участвовали. Потому и олимпийские игры были им ни к чему.

Те, кто возобновил Олимпийские игры в конце 19-го века руководствовались несколькими благородными мотивами. Во-первых, многие из них надеялись, что занятия спортом канализируют природную человеческую агрессивность в мирное русло, и бои "понарошку" на спортивных площадках заменят реальные сражения и войны. Во-вторых, они стремились увеличить интерес к спорту и тем самым способствовать развитию его "младшей сестренки", физической культуры. Третьим движущим мотивом была идея о том, что в здоровом теле должен быть здоровый дух. Спортсмены-олимпийцы виделись разновидностью благородных джентельменов. Благородство и джентельментсво предполагало некоторую финансовую независимость, чтобы не идти в услужение Мамоне. Участие в Олимпийском движении профессионалов, всяких там цирковых борцов, которые за свои выступления получают деньги, отметалось с гневом.

Под вопросом было и участие в возрожденных олимпийских соревнованиях женщин. Во-первых, как уже говорилось, в Древней Греции таковое участие было строго запрещено. А во-вторых, несмотря на успехи феминизма в конце 19-го века, мало кто из отцов-основателей олимпийского движения рассматривал женщин, как равноправных спортивных партнеров (или партнерок?)

В общем, в 1896 году, в первых олимпийских играх в Афинах женщины не участвовали. Правда, на трибуны стадиона их пускали. Но уже на вторых играх, происходивших в Париже в 1900 году женщины участвовали в соревнованиях по теннису и по гольфу.  Первой олимпийской чемпионкой стала теннисистка Шарлотта Купер (1870 — 1966). С тех пор количество женщин, участвующих в олимпийских соревнованиях неуклонно росло. Одновременно росло число женских видов спорта.

Можно ли такой рост приписать к победам феминизма? Думается, нет. Скорее даже, наоборот, феминизм здесь стушевался, незаметно перерос в свою противоположность и стал напоминать неприкрытую сексуальную эксплуатацию.

Как, в общем-то стушевались все красивые принципы Олимпийского движения, декларировавшиеся первоначально.

Воспетая Пьером де Кубертеном благая идея "О, спорт, ты мир!" стала вянуть, едва спортсмены начали обращаться за дотациями к своим государствам, а национальные олимпийские комитеты вписались в общую систему национальной бюрократии. В общем, богатому государству заплатить за поездку нескольких человек в другую страну и взять на себя их содержание там в течение недели-двух совсем не обременительно.  Даже не слишком богатому государству это доступно. Зато политические дивиденды налицо. Поднимание флага, исполнение гимна. Возможность лишний раз показать крутость своей нации - это было модно. На всю мощь этот козырь попытался разыграть Гитлер на последних перед Второй мировой войной Олимпийских играх. И, можно сказать, получилось.

Одним словом, спортивные соревнования не то чтобы уменьшили уровень агрессивности человечества, но, наоборот, стали дополнительным поводом для раздоров и раздраев.

В Стране Советов и в странах народной демократии тоже быстро поняли пропагандистскую мощь спорта. Спортсмены были среди тех немногих счастливцев, кто занимались любимым делом, получая за это вполне приличное вознаграждение. Совсем не нарушая буквы олимпийской хартии, они считались непрофессионалами, поскольку якобы работали сварщиками, токарями, военнослужащими.

А вот в так называемом "мире наживы" жизнь спортсменов была не такой сладкой. Ну, на немногих мастеров деньги можно было выпросить у спонсоров. Однако как прокормить всю околоспортивную братию, без которой, как оказалось, тоже не обойдешься? Пришлось зарабатывать деньги самим. Ведь спорт, что ни говори, это зрелище. И здесь оказалось, что зрители предпочитают, как в театре, смотреть на настоящих профессионалов, а не на самодеятельность. Так что постепенно запрет на участие в олимпийских соревнованиях профессиональных спортсменов сошел на нет. В серьезных спортивных командах появились "легионеры", достаточно слабо связанные не только с этими командами, но и со страной, за которую они играли. Гитлер, которого разозлила четырехкратная победа на Берлинской Олимпиаде чернокожего американца Джесси Оуэнса, второй раз пустил бы себе пулю в лоб, увидев любую нынешнюю немецкую футбольную команду.

Пляжный волейболВ связи с этим умерла идея о том, что большой спорт будет локомотивом народной физической культуры, что массы потянутся на стадионы и спортивные площадки, вдохновленные примером мастеров-спортсменов. Как бы ни так! Стремиться можно только к тому, до чего, хотя бы предположительно, можешь дотянуться. Но уже с середины 1950-х годов болельщики поняли, что профессиональных спортсменов ни обогнать, ни обскакать, ни переиграть никак не получится. Так зачем же стараться, из кожи лезть? Если футбольные болельщики 1960-х годов еще могли бы ради удовольствия попинать мячик, то уже болельщики 1970-х годов и один футбольный тайм вряд ли бы выдержали. Сорок минут бегать по полю - это подохнуть можно! Особенно, когда куришь как паровоз и пьешь как лошадь. Болельщики окончательно превратились в пассивных зрителей.

И тут оказалось, что женщины - зрелищны. Это еще в 1930-е годы заметили, когда начали устраивать парады физкультурников. Молодые девчонки, по тогдашним нравам, просто голые, бодро маршировали по площадям, одним своим видом вселяя бодрость и в стареющих вождей, и в прочую честную публику. А когда модельеры взялись за разработку удобных, стильных и красивых спортивных костюмов - женщины окончательно победили мужчин. Особенно в летних видах спорта, где спортивный костюм можно сделать на удивление минималистским.

Да разве может мужчина спокойно смотреть, на шесть поджарых девушек в цветастых лифчиках и малюсеньких трусиках бегущих наперегонки под ярким солнцем!? Да так, что играет каждый мускул на животе, на ногах, на руках! Даже могучие толкательницы ядра выглядят изящно в стильных брючках чуть ниже колен и в цветастых майках. А у некоторых на этих майках такие соблазнительные вырезы, что видна вся сильная девичья душа! По-моему количество телевизионных зрителей легкой атлетики возросло в разы, после того, как спортсменок переодели.

А игровые виды спорта: баскетбол, волейбол, гандбол! Женщины и раньше в них играли, но какими зрелищными эти игры стали после того, как девушки одели форму нового покроя! А пляжный волейбол! Вот уж точно он был придуман для женщин, и только потом в него пригласили поиграть мужчин. Чтобы не обижались на дискриминацию. И заодно организовали женский футбол. Думаете, по требованию феминисток? Как бы не так! Основной зритель на трибунах - мужчины, так что и женский футбол - тоже для них.

Феминизации не избежали даже такие традиционно мужские виды спорта, как бокс, борьба и - спаси Боже! - тяжелая атлетика. Не знаю, кого как, но дама выталкивающая штангу весом за сто килограммов меня не возбуждает, а заставляет вспомнить печальное прошлое. Героинь социалистического труда в оранжевых куртках, таскавших рельсы на укладке железных путей. А глядя на соревнования по женскому боксу я вспоминаю виденную однажды в городе Свердловске драку между двумя женщинами. Вот уж точно был бой без правил!

А всякие культуристки или бодибилдерши вызывают серьезные раздумья: да женщины ли передо мной? Они же должны быть, как говорил Остап Бендер, нежные и удивительные. А тут, кроме удивления, только одна эмоция, страх, трепещет в душе. А вдруг изнасилует? Такая - сможет!

Каков же мой печальный прогноз? Скоро все виды спорта будут иметь женскую ипостась. И будут очень зрелищными. Может быть, даже появятся мужчины, требующие равноправия с женщинами в спорте и "раскрытия" для мужчин таких чисто женских олимпийских видов спорта, как художественная гимнастика, синхронное плавание и танец у шеста.


Статья опубликована на сайте Школа жизни

Статья опубликована на сайте Школа жизниПолезные ссылки:

  1. Спорт - это здоровье? 35-летняя штангистка на сносях.

  2. Рейтинг самых сексуальных женских видов спорта

  3. Самые женские виды спорта

  4. Женщины в олимпийской программе

размышление

Кто такой Лев Иванович Яшин?

Лев Яшин скульптураФутбол – на редкость странная игра, если смотреть со стороны. Вот мнение самого знаменитого в мире джина:

– Неужели этим двадцати двум приятным молодым людям придется бегать по столь обширному полю, терять силы, падать и толкать друг друга только для того, чтобы иметь возможность несколько мгновений погонять невзрачный кожаный мячик? И все это лишь потому, что на всех нашелся для игры только один мяч?

 (Л.Лагин. Старик Хоттабыч)


 Впрочем, уже к концу того знаменитого матча Хоттабыч был завзятым болельщиком и даже потихоньку помогал своей любимой команде.

 Прочие же болельщики, не волшебники, следя за игрой, волнуются, бушуют и просят милого Боженьку помочь «своей» команде.

 Боженьке только и делов, что смотреть этот ваш футбол. Вот так он все и бросит, чтобы помогать «Спартаку», «Динамо», «Барселоне» или «Аяксу»! Но по милости своей неизмеримой и по мудрости своей неизъяснимой, он передает (или как модно нынче говорить, делегирует) часть своих возможностей Спасителя одному человеку в каждой футбольной команде, вратарю.

 Вратарь в футбольной команде – особенный игрок. В конечном счете, только от него зависит самый важный вопрос в футбольной игре: будет или не будет забит гол. Поэтому только ему, единственному среди футболистов, разрешено касаться мяча руками. И, пожалуй, только он, единственный из футболистов, может летать. Подпрыгнуть, превратиться в черную молнию, достать, казалось бы, недосягаемый мяч, и отбить в сторону либо накрыть собой. Чтобы весь стадион вздрогнул, выдохнул, а комментатор в радиорубке бесновался, рассказывая всему миру, как произошло чудо, на которое уже никто не надеялся.

Лев Иванович Яшин (1929 —1990) был знаменитым футбольным вратарем. Таких больше не будет. Почему, объясню позже.

 Он – москвич. В те времена, когда Л.И.Яшин родился и рос, быть москвичом совсем не значило получить по праву рождения некоторые бонусы, которых у других жителей твоей страны нет и, вероятно, не будет никогда в жизни. И Москва эта была совсем другая. Не мегаполис, просто большой город. Даже можно сказать, большая деревня. Скопление районов со стародеревенскими названиями: Дорогомилово, Фили, Печатники, Измайлово, Марьина Роща. У каждого района был свой норов, и – не побоюсь этого слова – свое население. Район Богородское (не Беляево – Богородское, а просто Богородское) был одним из пролетарских районов на северо-востоке Москвы. Главный завод в этом районе был «Красный богатырь», который выпускал – угадайте что? – резиновую обувь: галоши, резиновые сапоги и тапочки-кроссовки. И большая часть жителей этого района так или иначе была связана со «своим» заводом.

 Лев Яшин провел детство на Миллионной улице в доме 15/1. Об этом сейчас напоминает мемориальная доска. Дом этот построили в конце 1929 года для рабочих завода «Красный богатырь». Типичный дом тех лет, кирпичный, четырехэтажный, со всеми удобствами, которые живописал В.В.Маяковский в своем стихотворении «О вселении литейщика Ивана Козырева в новую квартиру». С комнатами, рассчитанными на одну семью. Впрочем, и в таких домах смогли наделать коммуналок. Такие дома на пролетарских окраинах Москвы любили показывать в 1960-е годы в черно-белых еще мини-эпопеях типа «Застава Ильича» или «Дом, в котором я живу». Как символ правильной, совместной, советской жизни.

 В принципе, в виде сценария такого «доброго советского фильма» можно рассказать и о жизни Л.Яшина. Началась война, семья выехала в эвакуацию в Ульяновскую область. Лева в 14 лет пошел работать на завод, стал слесарем. В 1944 году вместе с семьей вернулся в Москву. Работал на заводе, играл в футбол. «Футболист» было тогда гордое звание. С 1949 года Л.Яшин стал игроком футбольного клуба «Динамо» (Москва)

 Вратарем Л.Яшин был с самого начала. Довольно скоро он стал дублером известного в то время вратаря А. П. Хомича. Признаюсь, что впервые эту фамилию я прочел в том же «Старике Хоттабыче». Один из жильцов дома, в котором жил Волька Костыльков, заядлый футбольный болельщик, назвал так своего домашнего кота. За ловкость, прыгучесть и взрывной темперамент. Этими качествами отличался вратарь А.П.Хомич. В 1945 году, после поездки команды «Динамо» в Великобританию, британцы прозвали Хомича не котом – «Тигром». Было за что!

 Лев Яшин многому научился у «Тигра» Хомича. Причем, научился, в основном, по старому, как мир, методу «Делай, как я».

 В начале 1950-х годов многие футболисты зимой становились на коньки и играли в хоккей. У Л.Яшина были серьезные достижения и в этом виде спорта. Но все же в середине 1950-х годов он переключился на футбол. С 1954 года он стал вратарем сборной СССР по футболу. Очень скоро его имя стало символом «непробиваемого» вратаря. Лучшего вратаря мира. Лучшего футболиста мира. За сборную СССР Л.Яшин провел 78 матчей. С ним советская команда стала олимпийским чемпионом в Мельбурне (1956 год) и завоевала Кубок Европы (в 1960 году). Даже не верится, что бывали когда-то такие былинные времена.

Лев ЯшинИ если бы только победами привлекал Л.Яшин любовь болельщиков! Он и по характеру был очень славный и приятный человек. Без малейшего зазнайства. Специалист высшего класса в деле, которое выбрал делом своей жизни.

 Яшин не притворялся, не играл в «скромного парнишку». Это был его образ жизни, не слишком отличавшийся от образа жизни его болельщиков. Да и болельщики у него были не такие, как нынешние «фанаты». Это были люди, которые, так или иначе, прошли тяжелую, грязную и страшную войну. Это были люди, которым «в кайф» было собраться вместе на стадионе, почувствовать себя частью одного большого сообщества. Которые, действительно, соучаствовали в игре любимой команды, и любили ее так, как и положено любить. То есть, не понятно за что, но верно, преданно и на всю жизнь. Как старик Хоттабыч когда-то полюбил команду «Шайба». Нынешние болельщики и моложе, и глупее болельщиков тогдашних. И болеют они за свою любимую команду как-то странно. Не любовь это напоминает, а какой-то сексуальный психоз. Где Вы, доктор Фрейд?

 Трудно сказать, где тут причина, где тут следствие. Болельщики достойны своих игроков или же игроки подстраиваются под своих болельщиков? В любом случае, ожидать появления нового Льва Яшина (по крайней мере, в российском футболе с его насквозь легионерскими командами) не стоит.

 Хотя по меркам нынешних футболистов играл Лев Яшин, действительно, задаром. Не так уж много приобрел он благ к 27 мая 1971 года, когда состоялся его прощальный матч. Квартира в Москве, звание и зарплата полковника Советской Армии, должность начальника динамовской команды.

 Когда говорят, что спорт и здоровье – синонимы, не верьте. В 50 лет у Л.Яшина началась гангрена левой ноги, вызванная болезнью сосудов. Говорят, из-за того, что много курил. С другой стороны, попрыгай так, как прыгал Л.Яшин, да подрыгай ногами – еще неизвестно, какую болезнь заработаешь. В 1984 году Л.Яшину ампутировали ногу, но болезнь продолжалась. 20 марта 1990 года Лев Яшин умер. За два дня до смерти он получил звание Героя Социалистического труда. Приблизительно через полтора года скончалась и страна в которой жил и за которую играл самый лучший вратарь 20-го века, Лев Яшин.

Опубликовано на сайте Топавтор
topauthor
Полезные ссылки:

  1. Лев Иванович Яшин на Википедии

  2. Дом на улице Миллионной 15 в Москве, где прошло детство Л.Яшина